Архив метки: дизайн школа

О ТИПОГРАФИКЕ В АЙДЕНТИКЕ

типографика

Хочу начать с того, что типографика – это длинный свод законов, правил и запретов при работе с текстом. Этот свод увеличивается во много раз вследствие того, что не существует какой-то одной типографики. Типографик много. Есть типографика классическая, со своими правилами, типографика модернистская, постмодернистская и типографика маргинальная (это то, что порой требует от нас особо упоротый заказчик). Естественно, когда дизайнер объективирует все стилевые различия и имеет навыки использования всей палитры средств стилевой выразительности, он серьёзно повышает свою конкурентоспособность на рынке дизайна. Он как опытный тапёр, который может и Шопена сыграть, и «Мурку сбацать».

антиква

Антиква Леонардо да Винчи

ДНК типографики — буква. Буква — это культурный продукт длинной эволюции. Проявив любопытство и покопавшись в истории развития шрифта, мы можем проследить эту самую эволюцию. Важно понимать, что буква на каждом историческом этапе развития типографики, несла в себе эстетические черты своей эпохи и эти характеристики считываются зрителем вне зависимости от того, искушён он в тонкостях типографики, или нет. Очень грубо, все шрифтовые гарнитуры можно разделить на исторические и современные. Оговорюсь, что это очень грубо. Актуальность того или иного шрифта проявляется не в том, сколько лет или десятилетий назад он был спроектирован, а в том, на сколько он адекватен контексту вашего дизайна.

Хочу акцентировать внимание на том, что типографика имеет два аспекта — утилитарный и эстетический. Утилитарный аспект — это тупо читаемость текста.  Иногда необходимо, чтобы шрифт читался на рекламном билборде когда мы проносимся мимо него на скорости 100 км час. Иногда нам нужен шрифт для создания больших текстовых блоков журнальной или книжной верстки. Это другая ситуация, от слова совсем. Тут актуализируется задача обеспечить комфортность чтения. Глаза читателя не должны уставать и слезиться. Очевидно, что верстая блоки текста, мы должны выбрать какой то другой шрифт, отличный от того, который мы использовали на биллборде.

С утилитарным аспектом мы разобрались. Двигаемся дальше.

Мои видео лекции на Youtube>>>  Перейти в YouTube

ГельветикаЭстетический аспект выражается в том, что шрифт представляет собой сложную художественную форму, несущую в себе как красоту, так и некое культурно-историческое содержание. В разные эпохи графического дизайна, начинал доминировать либо первый, либо второй аспект. Так в послевоенные годы, когда сформировался международный стиль типографики, называемый швейцарским, дизайнеры вообще начали отказываться от использования каких либо шрифты кроме Гельветики. Великий американский, с итальянскими корнями дизайнер Массимо Виньелли, как то в интервью сказал: «Мне не нужны другие шрифты и гарнитуры, если я хочу выразить в макете гнев, я возьму Гельветику более жирного начертания. Если хочу сказать о любви — меня вполне устроит та же гельветика, но только светлого начертания».

Шрифт. Невил Броуди UK

Когда в 80-е на смену швейцарскому корпоративному стилю пришла Новая волна, с её самоиронией и карнавальностью, дизайнерам для выражения новых идей понадобились какие то новые шрифты и они принялись их массово проектировать. Это были шрифтовые гарнитуры с повышенной, иногда зашкаливающей декоративность и пониженной читабельностью. Очевидно, что с утилитарной точки зрения, они не выдерживали никакой критики. Да, по большому счёту этого от них и не требовалось.

В начале двухтысячных тренд поменялся и классическим шрифтам дизайнеры снова начали относиться с почтением и пиететом Современному дизайнеру необходимо найти  равновесие между формой и функцией шрифта, гармонизировать эти два аспекта. Важно, что бы типографика была достаточно выразительной, при этом чтобы она сохраняла читабельность, то есть выполняла свою главную функцию передачи информации.

Типографика, как я уже сказал – это свод законов. Можно ли их нарушать? Конечно, можно, если вы это делаете осмысленно. По большому счёту, каждый из отцов-новаторов типографики XX века, и Ян Чихольд, и Мюллер Брокман, и Рудер, нарушали законы, существовавшие до них. Для того чтобы нарушать правила, нужно их досконально знать и ими владеть, в противном случае ваш «бунт» будет неубедительным.

Именно на незнании базовых законов типографики и прокалываются молодые дизайнеры. Время от времени они присылают мне свои проекты на рецензию, и вот смотришь — вроде всё замечательно и с точки зрения креативности и с точки зрения владения графическими инструментами, а с точки зрения типографики — беда.  Печаль в том, что эти ошибки видны не только мне, опытному дизайнеру с многолетним опытом и академическим образованием, печаль в том,  что их видит и заказчик. Он просто не может сказать где собака зарыта, но интуитивно чувствуют что что-то не то и отправляет дизайнера «поиграть шрифтами».

Я хочу рассказать вам о трёх базовых правилами типографики в айдентике. Следуя им вы во многом обезопаситься ваши проекты от негативной оценки. Усвоив эти правила, вы сможете в последствии от них отказаться и попытаться поработать их игнорируя, но сначала научимся им следовать.

ПРАВИЛО СООБРАЗНОСТИ

Выбирая шрифт для своего проекта, мы исходим из того, что имеется два шрифтовых семейства — это антиквы и гротески. Антиквенные шрифты — это наследство доставшиеся нам от Римской империи. Может быть из-за длинной истории, может быть из-за рисунка, но эти шрифты обладают каким то авторитарным характером. Условно назовем Антикву «президент». У шрифтов семейства Гротеск совсем другой характер, да история покороче. Они стали массово использоваться в типографике лишь в начале XX века, а до этого применялись только в уличных афишах и рекламе. Возможно это и обусловило их демократический характер. Если мы с вами договорились, что Антиква —  это «президент», то Гротеск — это скорее всего «бухгалтер». Выбирая шрифт для проекта, задайте себе вопрос, какой характер у бренда, над которым вы работаете. Должен он быть в результате авторитарным, или наоборот — демократичным и примите решение в пользу либо одного, либо другого шрифтового семейства.

ПРИНЦИП СХОЖЕСТИ

С ситуацией, когда мы создаем чисто шрифтовой логотип, всё понятно. Но как быть с комбинированным логотипом, где есть знак — символическое изображение и шрифтовая составляющая —  имя бренда? Как подобрать шрифтовую пару к знаку?

Очевидно, что знак и логотип должны быть единой личностью. Самой очевидный способ создать единую личность из знака и логотипа- использовать принцип схожести. Этот принцип предполагает поиск шрифта схожего с рисунком знака. У зрителя должно возникнуть ощущение, что знак и шрифт сделаны из одного конструктора из одного строительного материала.

Приведу пример: этоn логотип проектировался мной для крупной риэлтерской компании. Обратите внимание, что ширина штриха буквенных элементов равна ширине линий из которых сделан знак — стилизованное изображение дома. Это тот самый случай, когда логотип и знак сливаются в одну песню.

Однако, принцип схожести, довольно сложно реализовать в ситуации когда знак имеет сложную графику. В этом случае мы должны забыть о схожести и искать контраст. Сложному знаку подойдёт максимально простой, моноширинный шрифт.  В таких ситуациях я особо не размышляю, выбираю либо классическую Гельветику, либо её более современный аналог — Roboto и всё становится на свои места.

ВЫРАВНИВАНИЕ

Предположим, мы придумали и отрисовали в векторе знак, подобрали к нему логичную шрифтовую пару, теперь нам нужно создать то, что называется логоблок. Логоблок — это одна из констант фирменного стиля это устойчивая неизменяемая композиция состоящая из знака, логотипа и дескриптора. Как сделать эту композицию устойчивой и безупречной? Я советую начинающим дизайнерам две наиболее экономичных и логически обоснованных схемы. Первая схема — с выравниванием по левому краю, так называемый «левый флаг», вторая — с выравниванием по центральной оси. При флаговой композиции знак располагается слева логотип справа. Мы устанавливаем точку между ними и играя размерами знака и логотипа достигаем визуального равновесия всей композиции. Хочу обратить внимание что знак должен быть всегда слева.

Центрально-осевая компоновка логоблока. Тут всё ещё проще. Мы просто выравниваем знак и логотип по центру, главное не ошибиться с расстояниями между всеми элементами.

Как я говорил в начале, правила нужны для того, чтобы их время от времени нарушать, но это только после того, как вы научитесь работать согласно правилам. А научившись и закрепив навык, можно аккуратно начинать экспериментировать с типографикой, но не раньше.

Кому интересно тема коммуникационного дизайна — залетайте на страничку моего онлайн курса  «Айдентика», регистрация на который идёт в данный момент. Тыц по ссылке: https://school.romashin-design.com/

Мои видео лекции на Youtube>>>  Перейти в YouTube

 

Стайлинг в айдентике. Школа графического дизайнера (лекция)

Приветствую! Делюсь своей новой лекцией. «Стайлинг в айдентике» — фрагмент модуля годового онлайн курса «Коммуникационный дизайн» https://school.romashin-design.com/mentoring. Целью модуля является изучение актуальных форм визуального представления информации в айдентике и основных методов оптимизации коммуникационных процессов графическими средствами. Данный учебный модуль включает в себя изучение главных законов устройства и функции визуального языка в графическом дизайне, этапов его развития и семантику формы. В конце лекции — любопытное практическое задание.

Слушать лекцию на YouTube

ДЕСЯТЬ ПРОСТЫХ ОТВЕТОВ НА НЕПРОСТЫЕ ВОПРОСЫ

Пару лет назад я затеял переписку с молодыми дизайнерами, с целью глубже познакомится с  их проблемами, для того чтобы  корректировать и уточнять свою учебную программу. Дизайнеры писали мне, я писал им, иногда на меня сходило вдохновение и ответы получались вполне публикабельными. Хочу поделиться фрагментом этой переписки с с моими подписчиками. Не исключаю, что и вы почерпнёте для себя что то полезное.

Вопрос: где учиться графическому дизайну, если тебе под 30, и поступать в вуз уже поздно?

Как получить профессию, которая будет кормить в будущем? Хочу обрадовать, для обучения дизайну, совсем не нужно жертвовать 4-5 годами, учась в институте.

Сразу оговорюсь, получить качественные знания из видео лекций на Ютубе  — не получится. Почему? Дело в том, что в видео уроке отсутствует самое важное —  обратная связь с учителем. Только во время обсуждения и устранения косяков педагогом происходит настоящая учёба. Ничего эффективнее личного кураторства не придумано.

Мало кто в мире знает, как нужно обучать дизайну, единого образовательного стандарта до сих пор нет. Поэтому  учить, в идеале, должны мастера-практики, включенные в проектный процесс, а не просто левые люди, пересказывающие содержание книжек. Выбирая школу или курс, обязательно поинтересуйтесь, кто будет вас учить. У педагога должна быть профессиональная история и портфолио. Если педагогу нечем похвастаться — ищите другую школу.

Вопрос: должен ли графический дизайнер уметь рисовать?

Мой ответ — нет, не должен. Современная модель профессии не требует от вас знаний академического рисунка. Но это не означает, что дизайнеру вообще не придется рисовать. Решение любой проектной задачи в дизайне представляет следующую цепочку действий: это представление, фиксация и проектирование, где представления — это просто придумывание, фиксация — это быстрый скетч. Он может быть сделан карандашом на бумаге или пальцем на стекле, абсолютно не важно на чём и чем. Важно достать из головы образ и зафиксировать его на любой поверхности. Далее мы приступаем к проектированию, то есть превращаем эскиз в законченный продукт,  будь то знак логотип или рекламный макет. Хочу процитировать американского дизайнера Пола Рэнда. «Дизайнер стратегический партнёр бизнеса, а не поставщик картинок. Задача бизнеса предоставить маркетинговую информацию, задача дизайнера её художественно интерпретировать»

Вопрос: зачем дизайнер нужен бизнесу? Что заставляет бизнесмена, делиться с дизайнером своей прибылью? Чего такого бизнесмен не может сам?

Ответ: бизнесмен не может без помощи дизайнера, убедить покупателя расстаться с деньгами. И эта неспособность связана отнюдь не с нехваткой мозгов у коммерсантов. Все дело в различных способах мышления бизнесмена и дизайнера.

Бизнесмен мыслит категорией продукта. Он может рассказать о своём товаре всё во всех нюансах и подробностях. Потребителю же это не нужно. Он хочет, чтобы ему рассказали о товаре коротко ёмко и главное эмоционально.

И тут появляется дизайнер. Он берёт у заказчика маркетинговую информацию и превращает её в картинку, по сути переводит вербальный контент в визуальный. Визуальное сообщение, в отличие от вербального, мощно воздействует на психику, через цвет, форму и т.п., что заряжает сообщение эмоцией, а эмоция, как раз и продаёт. Транзакция в обмен на эмоцию — тонко шутят маркетологи.

Вопрос: как продавать свой дизайн?

Продажа происходит в 3 этапа. В начале вы должны продать себя, убедив клиента, что вы именно тот, кто способен решить его проблемы. Затем вы должны обосновать стоимость работ, убедив его, что ваша цена оптимальная. Затем, и это самое сложное, вы должны продать ему свой дизайн.

На каждом этапе, продажа может сорваться. Ваше неправильное поведение, чрезмерная мягкость, уступчивость, или наоборот — излишнее упрямство, порой приводит к разрыву отношений, и как следствие — к потере денег вами и времени бизнесменом. В результате — в минусе все. Дизайнер, за которым не стоит агентство со штатными продажниками, должен научиться продавать. Продажа дизайна — это то же, что продажа пианино, мотоцикла или слона, только сложнее. Если сделка сорвалась — не расстраивайтесь. Каждые проведённые вами переговоры ложатся в копилку вашего опыта, делая вас более уверенными и зубастыми. Идите и смело продавайте! Коммерческих вам успехов и делайте дизайн.

Вопрос: как преодолеть внутренние препятствия и начать уверенно проектировать?

В процессе работы дизайнер сталкиваемся с тремя ментальными препятствиями. Первое – не могу придумать. Откуда брать качественные идеи, как заставить свой мозг их генерировать? Знакомо? Креативных технологий много, но не будем на этом сейчас останавливаться. Предположим, что мы преодолели это и идея у нас в кармане, вернее в голове. Но как перенести её из головы в компьютер?

Тут мы сталкиваемся со вторым препятствием – не могу нарисовать. Придуманная вами идея не конкретна, и когда вы начинаете её конкретизировать, то, то что вы видите на экране монитора всё меньше похоже на то, что крутилось в голове. Предположим, что вы справились и с этим. Что дальше?

А дальше вы упираемся в третье препятствие – не могу cкомпоновать. Визитка, буклет, плакат – всё это прямоугольники! Как впихнуть наш дизайн в прямоугольный формат, чтобы он занял своё единственно правильное положение?

Как преодолеть это? Ответ до банальности прост – надо постоянно учиться. Волшебное слово — насмотренность. Необходимо поглощать кучу информации и смотреть чужие качественные работы.

Вопрос: Как управлять своей креативностью, придумывая дизайн?

У вас есть проектная задача, вы смотрите на неё она смотрит на вас, ничего не происходит… Как столкнуть ситуацию с мёртвой точки, с чего начать? Придумать на холодную голову ничего не невозможно, голову необходимо для начала разогреть.

Но как? Хочу порекомендовать креативную ходьбу. На свежем воздухе наша кровь насыщается кислородом и все процессы в мозгу ускоряются. Главное, чтобы во время креативный прогулки, ваши мысли не сбежали от стоящей задачи в сторону воспоминаний или фантазий. Готовы?

Наметьте себе маршрут и поставьте задачу, что пройдя первый километр вы должны сгенерировать одно решение, пройдя второй — второе и т.д. Можно прихватить с собой какой-нибудь мелкий предмет сложной формы. Например игрушечного динозаврика. Во время прогулки мните его в руке, это так же стимулирует мозговые процессы. Да, и не забудьте захватить с собой скетч бук и карандаш. Идея может родиться неожиданно и её надо успеть зарисовать.

Вопрос: зачем графическому дизайнеру знания типографики.

Хочу начать с определения. Типографика — это длинный свод законов правил и запретов при работе с текстом. Этот свод увеличивается во много раз вследствие того, что не существует какой-то одной типографики. Типографик много. Есть типографика классическая со своими правилами, типографика модернистская, постмодернистская и типографика маргинальная (это то, что порой требует от нас особо упоротый заказчик).

Если дизайнер имеет навыки использования всей палитры средств стилевой выразительности, он серьёзно повышает свою конкурентоспособность на рынке дизайн услуг. Он как опытный тапёр, который может и Шопена сыграть и «Мурку сбацать». Мораль: изучайте типографику, копируйте лучшие её образцы, прокачивайте свою художественную интуицию и будет вам счастье.

Вопрос: почему один дизайн продает, а другой нет?

Потому, что одно визуальное высказывание понятно потребителю, а другое нет. Что препятствует пониманию? Масса всего, это и гендерные, и возрастные, и поведенческие различия. «Что русскому хорошо, то немцу — смерть» — гласит поговорка. Сможем ли мы решить эту проблему, создавая максимально понятный и простой дизайн? И да, и нет.

Простота дизайна является необходимым, но не достаточным условием успеха. Определяющим моментом является заинтересованность зрителя. Дизайн может быть абсолютно понятным большей части аудитории, как 2×2, но при этом быть банальным, скучным, а потому безынтересным.

Секрет в том, что все обыденное и банальное наш мозг причисляет к стереотипной части  реальности и проскальзывает мимо.

Вывод: сложный, запутанный дизайн зритель проигнорирует вследствие его мутности, а на 100% понятный, но скучный — потому, что он «не цепляет». Такие дела. А на сегодня у меня всё, всех благ и делайте дизайн.

Вопрос: как работает дизайн коммуникация?

Постараюсь объяснить. Зритель, контактируя с произведением дизайна  включает последовательно два способа восприятия. Первый — “я смотрю”. Это пассивная фиксация внешних, формальных  характеристик, без погружения в суть. Второй способ — “я понимаю”.

Понимание — это активный способ обработки информации, требующий от него больше времени и усилий. Процесс может считаться завершённым, если зритель увидел, понял и позитивно отреагировал на дизайн. Проблема в том, что описанный процесс коммуникации, может быть прерван потребителем вследствие либо непривлекательности дизайна -”не красиво”, либо вследствие невнятности сообщения -”не понятно”. Понимание дизайнером этих двух планов восприятия визуального текста, очень важно для достижения успеха в профессии.

По большому счёту, можно сказать, что профессионализм в дизайне — это владение визуальным языком и готовность соблюдать правила “языкового поведения”

Вопрос: Как ускориться, как выйти в профессиональную лигу и начать нормально зарабатывать?

Мой совет: либо увеличивать стоимость вашего чека, либо скорость работы. В идеале — надо увеличить и то, и другое, но как? Профессионализм — это во многом автоматизм, когда вы не вспоминаете всякий раз, на какую кнопку нажать.

Для достижения уровня “профи” вам необходимо…

  1. Начать читать профессиональную литературу, посещать профильные тусовки, лекции, каждодневно поглощать большое количество информации.
  2. Найти учителя — опытного дизайнера. Будет ваше общение осуществляться онлайн или офлайн — значения не имеет. Ваша цель — овладеть навыками, и учитель должен вам в этом помочь.
  3. Начать «впахивать», чтобы довести навыки до автоматизма. Если у вас нет реальных заказчиков, ступайте на Фриланс, беритесь за все, что вам кажется интересным. Делайте дизайн друзьям, родственникам и друзьям родственников. С гордостью наблюдайте за тем, как растет ваш профессионализм и доход.

Мой канал на Ютубе https://www.youtube.com/c/АлексейРомашин на нём много уникального контента по проблемам коммуникационного дизайна, типографики и брендинга. Подписывайтесь и делайте дизайн!

Hipgnosis. Виниломания 70-х

В конце 60-х, двое молодых студентов Королевского колледжа искусств Торгерсон и Пауэлл тусовались с экспериментальной группой Pink Floyd, и те по-дружески попросили их придумать обложку для своего первого альбома. Молодые люди в то время учились один — кинопроизводству, другой — живописи и для проявки «Hipgnosis» designфотографий, могли использовать тёмную комнату своего колледжа.

Оговорюсь, что графический дизайн до появления PC (в 1985 г.) был весь на основе фото коллажа и требовал кучу аппаратуры и главное — тёмную комнату для проявки и печати. Так что после окончания учёбы, молодым людям пришлось обзавестись собственной тёмной комнатой. Сначала они обустроили небольшую проявочную в ванной Пауэлла, а потом, в начале 1970-х годов, арендовали отдельное помещение и перебрались туда. С этого момента началась официальная история дизайн- студии, которой предстояло вписать своё имя золотыми буквами в анналы истории графического дизайна XX века…

Арендовав помещение, Торгерсон и Пауэлл сразу же придумали себе название «Hipgnosis». Слово им понравилось не столько из-за созвучия с «hypnosis» (гипноз), а скорее из-за необычного сочетания слова «hip» (новый, модный) с гнозисом, обозначающим высшее эзотерическое знание.

«Hipgnosis» designПик популярности дизайн-студии «Hipgnosis» пришёлся на 1973 год, когда ими была спроектирована обложка для альбома The Dark Side of the Moon группы Pink Floyd. Дизайнеры представили группе несколько вариантов. По словам барабанщика Ника Мэйсона, дизайн с призмой-пирамидой оказался наиболее подходящим и был единогласно принят. Альбом имел огромный успех, побил все рекорды по продажам, а обложка, спустя пару десятилетий, была признана одной из лучших за всё время существования музыкальной индустрии. С тех пор студия снискала славу. Ей поступали заказы от таких музыкальных коллективов, как Led Zeppelin, The Rolling Stones, Genesis, UFO, Black Sabbath, AC/DC, The Alan Parsons Project и др.

Сторм Торгерсон

Сторм Торгерсон

Примечательным обстоятельством является тот факт, что «Hipgnosis» никогда не требовали за работы над оформлением альбомов какие-то конкретные суммы, предоплаты и т.д. , оставляя заказчикам право платить в зависимости от того, насколько им понравился результат. Большинство созданных ими за 10 лет образов стали культовыми, наметив пунктиром основные тренды развития дизайна музыкальной обложки на четверть века вперёд.

По сути Торгерсон и Пауэлл создали новый жанр в графическом дизайне. Если смотреть на работы коллектива через призму концепции  функционального дизайна, дизайн «Hipgnosis» можно отнести к типичному постмодернизму, с его мистической заумностью, эклектичным смешением образов, приёмов и техник.

«Hipgnosis» прекратил существование в середине 80-х, одновременно с уходом с рынка винила и заменой его CD.

А в апреле 2013 года умер создатель студии Hipgnosis Сторм Торгерсон. Ему было 69 лет.

Некоторые работы  Hipgnosis 70 и 80-х годов:

«Hipgnosis» design

«Hipgnosis» design «Hipgnosis» design «Hipgnosis» design «Hipgnosis» design «Hipgnosis» design text3739

«Hipgnosis» design«Hipgnosis» design«Hipgnosis» designДэвид Карсон

LE PETIT JOURNAL. ИЗ ИСТОРИИ ТАБЛОИДА

В 1852 году во Франции вступил в силу Декрет о печати, крепко связывающий руки периодическим изданиям. Налоги и сборы, применяемые по отношению к политической литературе, сделали газетный бизнес  убыточным. В это неблагоприятное для печатных СМИ время, у  Моисея Полидора Мило, 50-летнего журналиста и предпринимателя, созрела идея сделать газету, которая наверняка найдет своего читателя и станет коммерчески выгодной. Своей главной задачей Мило всегда считал прибыль и никогда этого не скрывал. Так, один из  его так и не осуществленных проектов была газета «Журнал–лист», которая должна была содержать лишь список имен случайных людей. Моисей был уверен, что для французского обывателя возможность увидеть свое имя в газете — величайшая ценность, и потому газету ждет коммерческий успех, и ее начнут покупать, не смотря на отсутствие контента.

Таким образом, идеей нового газетного проекта стало  полностью убрать политические темы, что избавляло издателя от уплаты  акцизного сбора, и писать о чем–то, что наверняка вызовет отклик у народа.  Для издания Le Petit Journal этим «чем–то» стала криминальная хроника, перемежаемая фрагментами детективных романов. Всю первую полосу газеты обыкновенно занимало творчество журналиста, писавшего под псевдонимом Тимоти Тримм. Бывший военный, он писал незатейливо, но был невероятно плодовитым — ежедневно рассказывая о «жареных» новостях, не гнушаясь тем, что большинство их были вымышленными. Уже осенью 1863 года небольшого размера газета (43х30 см) Le Petit Journal превзошла по тиражу всю парижскую прессу вместе взятую (259 тыс. экз.)

Le Petit Journal 0

Рубрика «Происшествия» часто занимала чуть ли не половину номера, и в дни громких преступлений тиражи резко поднимались.  Так, в день смертной казни в 1870 году 19–тилетнего Жана–Батиста Троппманна, который расправился с семьей из восьми человек, количество проданных номеров  Le Petit Journal преодолело полумиллионный рубеж.

В 1884 году к газете было добавлено еженедельное иллюстрированное приложение, Le Petit Journal illustré, дарящее читателю картины кровавых мордобоев, ужасных происшествий и страдающих детей, а иногда просто отвратительных картинок, не имевших под собой событийной основы. Так рождался таблоид.

Le Petit Journal 2 Le Petit Journal 3 Le Petit Journal 4 Le Petit Journal 5 Le Petit Journal 6 Le Petit Journal 7 Le Petit Journal 8 Le Petit Journal 9 Le Petit Journal 10 Le Petit Journal 11

«ВОТ ЩАС НЕ ПОНЯЛ». О КОММУНИКАЦИИ в ДИЗАЙНЕ

Спустя два с лишним десятилетия работы в графическом дизайне, я пришёл к пониманию, что потея над проектом, сталкиваясь со сложностями, решая всевозможные логические, или творческие задачи, я тем самым решаю не свои проблемы, но проблемы собственника бизнеса, который по отношению ко мне выступает заказчиком. Это понимание вытолкнуло меня на новый уровень отношений с заказчиком и эти отношения стали по-настоящему партнёрскими. Когда ты объявляешь своему клиенту, что ты не «рисовальщик картинок», а ты его стратегический партнёр в рамках конкретной маркетинговой задачи, это поначалу вызывает у него удивления, потом – уважение, а в случае удачного завершения проекта – крайнее удовлетворение.

Оговорюсь, что прежде чем заявить собственнику бизнесу такое, надо чтобы это партнёрство в полной мере объективировалось в сознании дизайнера. Попросту – для роли стратегического партнёра нужно созреть, в противном случае вам не поверят и в партнёры не возьмут.

Зачем вообще дизайн нужен бизнесу?

Что заставляет этих, не особо щедрых, готовых торговаться за  каждый рубль людей, делиться с дизайнером своей прибылью? Чего такого бизнесмен не может сам?

Ответ для меня очевиден — бизнес не может самостоятельно, без помощи дизайнера, убедить покупателя добровольно расстаться с деньгами. И эта неспособность связанна отнюдь не с нехваткой мозгов у комерсов. Всё дело в различных способах мышления человека бизнеса и человека творчества.

Способ мышления бизнесмена можно описать, как «продуктовый». Бизнесмен способен удерживать в памяти и свободно оперировать бесконечным списком физических и эксплуатационных характеристик собственного товара, знать о нём такие тонкости и нюансы, которых хватило бы на 7 научных статей. Однако, потребитель в массе – иррационален, он не желает принимать решение о покупке на основе длинного списка опций, он хочет, чтобы все ценности, продукта, были описаны в виде лаконичного и убедительного для него месседжа. Он, как та девушка на вечеринке, которая для себя уже решила что ночевать дома не будет, но не выбрала с кем пойти и как бы разрешает себя уболтать.

Как добиться убедительности?

Алан Флетчер. Пример убедительного лаконизма в айдентике.

Алан Флетчер. Пример убедительного лаконизма в айдентике.

Учёные доказали, что 86% коммуникации мы воспринимаем органами зрения, то есть через «картинку». Почему? Потому, что визуальное сообщение, в отличие от вербального, может тонко воздействовать на психику, посредством цвета, формы, фактуры и т.д., что способно зарядить сообщение эмоцией, а эмоция, в свою очередь, формирует лояльность потребителя к продукту, что и является конечной целью всей суеты под названием «продвижение». По большому счёту, графический дизайн – это искусство переведения смыслов в зрительные образы, для установления коммуникации между производителем и потребителем, а дизайнер – носитель специфического, во многом иррационального способа мышления, называемого визуальным.

Почему один дизайн продаёт а другой нет? Потому, что одно визуальное высказывание понятно потребителю, а другое нет. Что является препятствием для нашего понимания? Да, масса всего, это и гендерные и национальные различия и возрастные и поведенческие. «Что русскому хорошо, то иностранцу – смерть» — гласит поговорка. Я бы её переиначил в контексте нашего обсуждения: «Что русскому понятно, то для иностранца – «What The Fuck?».

What The Fuck?

Сможем ли мы решить все проблемы коммуникации, создавая простые и понятные визуальные высказывания. И да и нет…

Важно понимать, что простота является необходимым, но не достаточным условием установления устойчивой коммуникации «я говорю — ты понимаешь». Есть ещё одно важное обстоятельство – это заинтересованность зрителя. Визуальное высказывание может быть абсолютно понятным большей части аудитории, как 2×2, но при этом быть банальным, скучным, а потому безынтересным зрителю. Секрет в том, что всё обыденное и банальное, наш мозг причисляет к стереотипной части реальности и проскальзывает мимо этого, не тормозясь и не фокусируясь.

Знак для "Новой Москвы"

Знак для «Новой Москвы». Мог ли предположить дизайнер что в его знаке люди увидят свиной окорок?

Подведу итог:  сложное, запутанное послание аудитория проигнорирует вследствие его мутности, а понятное, но скучное, она проигнорирует, потому, что оно «не цепляет».

В идеале,  дизайнеру необходимо преодолеть два соблазна – не стать многословным в донесении идеи, не погрязнуть в украшательстве с одной стороны и не соблазниться на очевидные, банальные решения с другой.

Каким же должен быть качественный графический дизайн? Мой глубокоуважаемый и постоянно цитируемый Пол Рэнд, в своей книге «Дизайн. Форма и хаос» пишет:

«Качество в дизайне — это идея а не техника, точность, а не беспорядок, простота, а не бессодержательность, изящество, а не крикливость, чувствительность, а не пошлость»

Лучше не скажешь, но кто арбитр, определяющий качество дизайна? Мой опыт дизайнера и арт директора говорит, что в первую очередь — это  покупатель, покупатель который верит или не верит вашему визуальному высказыванию и поэтому либо покупает, либо нет. А что собственник бизнеса, он ведь платит деньги? Собственник, он же заказчик, формулирует продающую идею и предоставляет маркетинговую информацию,  дизайнер, в свою очередь, интерпретирует её понятным потребителю образом. Возникает как бы коммуникативная цепочка: бизнесмен-маркетолог-дизайнер-покупатель.

Графический дизайнер не порождает смыслы, он просто переводит сообщение бизнеса на визуальный язык. Логично, что ответственность, как за успех, так и за провал дизайн проекта, распределяется в  долях между дизайнером и заказчиком, и только понимание обеими сторонами  совместной ответственности, и умение выстраивать партнёрские отношения, способно обеспечить победу в нелёгкой борьбе за любовь покупателя и его кошелёк. Важно понимать, что всё это касается как  матёрых дизайнеров с многолетним проектным опытом, так и к только, что окончивших курсы графического дизайна онлайн.

Как помочь заказчику более точно сформулировать задачу, как переверстать задачу в творческий бриф, как использовать этот бриф в проектировании и что такое проектная стратегия — я расскажу в следующий раз. А на сегодня всё.

Делайте дизайн!

ВЕЛИКИЕ ДИЗАЙНЕРЫ АМЕРИКИ. ГЕРБ ЛЮБАЛИН.

В марте этого года случился очень значимый для всякого графического дизайнера юбилей. Не просто значимый, а о-го-го, какой значимый — 100 лет со дня рождения великого дизайнера-типографа Герберта Фредерика Любалина.

Моё знакомство с творчеством Любалина произошло уже после смерти мастера. в момент, когда мне в руки в 1982 году попал изрядно истрепанный номер журнала «Америка», выпущенный к выставке США в СССР, дизайнером которого был сам Любалин. Наверное, это была для меня «первая затяжка» дизайном, когда я испытал по-настоящему глубокое наслаждение от контакта с качественной графикой.

«Америка» 1982, та самая

Собственно, Любалинская графика на долгие годы стала для меня отправной точкой отсчета профессионализма в графическом дизайне. Потом появились другие кумиры и авторитеты – поляки, голландцы, швейцарцы, но Любалин остался навсегда, как Тургеневская первая любовь.

Алексей Ромашин

 


Любалин  родился в 1918 году, учился, жил и работал  в Нью-Йорке, и вряд ли был еще такой графический дизайнер в США в 60-х, 70-х годах, который был бы так высоко оценен публикой и критикой. Его судьба   плотно переплетена с этим городом. Но только частью своей сущности он принадлежал Нью-Йорку.  Имея по отцу русские корни, он считал себя наполовину русским. Русским считаем его и мы…

Любалин с самого начала ориентировался на борьбу с предрассудками в издательском деле. Реализация инновационных  концепций стала его коньком. Начал инновации он с себя, сократив неуклюжее и пафосное имя Герберт Фредерик до предельно знакового —  Герб. В начале 40-х Герб Любалин становится арт-директором, сначала в Reiss Advertising, а затем в Sudler & Hennesey Inc, с 1945-го одновременно занимая пост вице-президента компании.

Рекламное объявление, 70-е

В 1950-е послевоенные годы, в период расцвета графического дизайна в Америке, Любалин включается в «гонку визуальной образности», в ту эпоху каждый журнальный дизайнер старался  реализовать свою яркую индивидуальность. Но не многие в то время были способны сделать это лучше чем Любалин. Мастер леттеринга (искусства работы со шрифтом) , создавая логотипы, он создавал шедевры, которыми восхищались не только эксперты, но и  широкая публика.

Новая журнальная эстетика требовала новых шрифтов, и Любалин засел за их проектирование.  Самым из­вест­ный в последствии, стал шрифт  ITC Avant Garde Gothic, ко­торый, по утверждению журнала ПараТайп, не толь­ко  пов­ли­ял на раз­ви­тие гра­фичес­ко­го ди­зай­на и типографики  второй половины XX века в Америке и Европе, но и послужил мощным толчком для развития советского шриф­то­вого про­ек­ти­рова­ния в 80-хх годах. Об истории появления этого шрифта я расскажу чуть ниже.

«Сохраняя приверженность фундаментальным дизайнерским ценностям, открытым русским и европейским авангардом, Любалин сумел адаптировать их к американскому контексту, придавая своим произведениям «стопроцентно американский» облик, отвечающий запросам на особого рода декоративность и насыщенность эмоциями и жизненной энергией».  ( Серов С.И.)

 

Обложка журнала Эрос, 1960История жизни и творчества Гер­ба Лю­бали­на будет не полной, если не рассказать о его многолетнем деловом партнёре, издателе  Раль­фе Гинз­бур­ге. В 1962 го­ду Гинз­бург ос­но­вал жур­нал «Эрос», в ко­тором Лю­балин за­нял долж­ность арт-ди­рек­то­ра. Уда­лось вы­пус­тить 4 но­мера жур­на­ла, пос­ле че­го жур­нал зак­рылся, а Гинз­бург был осуж­ден на 5 лет тюрь­мы по статье «за расп­рос­тра­нение пор­ногра­фии». Спра­вед­ли­вос­ти ра­ди сле­ду­ет упомянуть, что Гинз­бург был дос­рочно ос­во­бож­ден пос­ле восьми ме­сяцев за­клю­чения.


В 1964 году, Гинз­бург, отряхнув с себя лагерную пыль, ос­но­вал жур­нал Fact, в ко­торомFact covers_1966 Лю­балин сно­ва за­нял долж­ность арт-ди­рек­то­ра. Жур­нал был пос­вя­щен по­лити­чес­кой са­тире и про­сущест­во­вал целых 3 го­да. Был закрыт по судебному иску в результата скандала с  оскорблённым журнальной статьей сенатором.

Логотип Авантгард_ЛюбалинВ 1968 го­ду не­потопляемый Гинз­бург запустил но­вый жур­нальный проект, под наз­ва­ни­ем Avant Garde, в ко­тором Лю­балин снова за­нял долж­ность арт-ди­рек­то­ра. Пер­вая проб­ле­ма, с ко­торой ему приш­лось столк­нуть­ся  была следующей — логотип Avant Garde в на­боре выг­ля­дел очень «рых­лым» и не соответствовал но­ваторскому духу издания. Эта ситуация и привела к по­яв­ле­нию зна­мени­того ло­готи­па. Шрифт, разработанный Любалиным для лого журнала и лег в ос­но­ву ди­зай­на бу­дуще­й гарнитуры с одноимённым названием Avant Garde Gothic, о чём я писал выше.

Жур­нал стал квинтэссенцией  изысканной эро­тики и по­лити­чес­кой са­тиры. Так, для прод­ви­жения но­вого из­да­ния ре­шено бы­ло ис­поль­зо­вать в оформлении эро­тичес­кую гра­фику Пи­кас­со. Темы сексуальной революции, пацифистские мотивы, как реакция на вьетнамскую войну, изобиловали на страницах издания. Не поддающиеся коммерческому давлению заказчиков обложки и развороты Avant Garde, стали площадкой для экспериментов и как следствие — породили новый тренд в типографике, который получил название —  нью-йоркский типографический экспрессионизм. В своих  работах Любалин шокировал публику  экспрессивной и инновационной типографикой. Каллиграфия, заголовки, логотипы, виртуозные манипуляции с текстом — все это Любалин. Жур­нал сра­зу стал куль­то­вым, но че­рез три го­да был зак­рыт и опять по цен­зурным мотивам.Avant Garde

Avant Garde MagazinУстав от борьбы с ханжеством американской Фемиды, Любалин решил изменить вектор своих усилий, и в 1970 го­ду  создал фир­му ITC, ко­торая  за­нялась ли­цен­зи­рова­ни­ем и расп­рос­тра­нени­ем новых шриф­тов по все­му ми­ру. Раль­фа Гинз­бур­га на вся­кий слу­чай он ре­шили в партнёры не приг­ла­шать. После организации ITC, Герб  прожил ещё 10 плодотворных творческих лет.

Последние годы жизни он был главным редактором профессионального
журнала-газеты по шрифту «U&lc» (сокращённо от «upper and lower сase», буквально: «прописные и строчные буквы»), который стал настоящим учебником типографики для множества дизайнеров во всем мире.

Скончался в в 1981 году в Нью-Йорке.

Современник Любалина, великий дизайнер  Лу Дорфсман называл его человеком, который «глубоко повлиял и изменил наше видение и восприятие форм письма, слов, да и самого языка». Он патетично поставил точку в оценках мастера: «Герб Любалин — это американская школа графического экспрессионизма!»

Хочу добавить от себя, что Любалин — это одна из вершин журнальной типографики, сколь блистающей, столь и не достижимой. Значение его творческого наследия выходит далеко за рамки национальной американской школы графического дизайна.

Читайте о дизайнерах Америки с русскими корнями Иван Чермаев


Ч

 

 

НЕВНИМАТЕЛЬНЫЙ АМЕРИКАНЕЦ И СВАСТИКА

Сегодняшняя тема — восприятие дизайна. Восприятие — штука сложная. На него влияет множество факторов, в первую очередь — ситуация в которой находится воспринимающий. Сталкиваясь с дизайном непосредственно на улице,  дома, на работе, мы реагируем на него одним образом, предположим: он у нас вызывает симпатию — «круто!», отмечаем мы. Оказавшись участником фокус группы, тестирующий тот же самый дизайн, мы возможно, разглядим в нём какие то недочёты, но он не станет для нас менее симпатичным. А выступая в роли заказчика и услышав негативный комментарий из уст уважаемого сотрудника (жены, секретарши, кофе машины) мы, возможно, вообще его с негодованием отвергнем :  фу-фу-фу!

«Выглядит простовато», » что то подобное я  где то уже видел», «слишком смело, народ не поймёт» — из за таких банальных придирок, было отвергнуто множество очень приличных работ.

Вспоминаю, я как то делал редизайн логотипа для крупной региональной фирмы. Эскизы понравились директору, но он решил «подстраховаться», посоветовавшись с коллективом.  Начали с самого уважаемого и старого сотрудника. Это был директор по режиму. Входит такой дед, ветеран СМЕРШа, всматривается подслеповато и видит в логотипе… свастику! Да блин, фашистскую свастику из кино про Штирлица! И весь коллектив тотчас сразу увидел свастику и директор напугался и решил проект завернуть. Я жутко тогда расстроился, логотип был вполне ничего  и свастики там рядом не лежало. Но все эти расстройства у меня только по молодости случались, так как с годами я понял, что хороший дизайн, он всё равно рано или поздно продастся. Так случилось и с этим проектом, я пристроил его после лёгкого тюнинга американскому заказчику, правда спустя лет 7. Американец никакой свастики в логотипе не увидел.

Помните, если вам заказали редизайн, то ваша главная опасность — сотрудники фирмы среднего звена. Представляете, как бы озверели водители трамваев, если бы они утром пришли в депо, а все трамваи не красные, а нежно-голубые, с перламутром…  Почему они должны их полюбить и вас заодно как автора проекта? Что же делать дизайнеру перед лицом этой консервативной силы? Исходя из моего опыта, имеется две эффективных  стратегии — «отсечение» и «приручение».

ОТСЕЧЕНИЕ

Отсечь лишних людей от участия в обсуждении дизайн проекта можно зафиксировав это в договоре, определив состав худ. совета, который будет оценивать ваш. Традиционно — это директор, его маркетолог и вы. Всякий раз, заканчивая презентацию промежуточных вариантов, записывайте сделанные замечания на эскизах и просите директора на них расписываться. Таким образом вы получаете документ, который хоть как то застрахует вас от ситуации: «а я вот вчера показал тёще и ей чего то там не понравилось».  Эта стратегия выстраивания отношений  с клиентом довольно жёсткая. Нужно иметь твёрдый характер и время от времени напоминать заказчику, что вы не официант, а его стратегический партнёр.

ПРИРУЧЕНИЕ

Более мягкая, но и более затратная по времени  стратегия. Вы вовлекаете коллектив  в процесс принятия решений, при этом, чем народа больше — тем для вас лучше. Для начала бывает неплохо предложить сотрудникам, что бы они нарисовали, как им видится новый стиль их компании. Обычно все начинают тут же задорно рисовать, а у директора при виде всего этого начинают шевелиться волосы на голове. После того, как сотрудники осознают, что дизайн дело специфическое, они начинают относиться к вам с уважением, а иногда и с обожанием.  В процессе работы, лояльных сотрудников можно использовать для тестирования созданных вами эскизов. Это во многом упрощает процесс приёмки-сдачи  работ.

А на сегодня всё. Воспитанных и нежадных вам заказчиков!

ПОЛЬСКИЙ ПЛАКАТ. ЛЕХ МАЕВСКИЙ.

Профессор Лех Маевский — лауреат многих международных наград, окончил Варшавскую Академию художеств. Он специализируется на издательском и рекламном дизайне, но более известен в мире как мастер плаката. Один из его плакатов,  предназначенный для 16-го Международного фестиваля джазовых вокалистов, вошел в 100 лучших плакатов Европы и Америки за последние полвека. Лех Маевский говорит, что — «даже если дизайн не способен изменить мир, важно помнить что плакат — это отличный способ фиксации времени и события».

Его работы, впитавшие эстетику городской уличной графики, завоевали славу Польскому плакату во всем мире, хранятся во множестве плакатных собраний.

*В истории мирового графического дизайна не так уж много страниц, имеющих национальность. В ХХ веке дизайн формировался в русле профессиональной модели, не отвлекающейся на национальные особенности. Чтобы национальная школа могла преодолеть универсалистские нормы, она должна обладать не только концептуальнной целостностью и зрелостью, но и харизматичностью, пассионарностью, творческой энергией, расширяющей границы профессии, двигающей ее вперед и делающей эту школу примером для других. (С. И. Серов)

Читать статью о Польском плакате

В Польском плакате 70-х, во времена когда формировался это уникальное явление, бедные полиграфические возможности, которые не давали возможности полноценно развиваться дизайну, победила экспрессивная творческая каллиграфия, рукописные и рисованные шрифты. Фотографию заменила  графическая иллюстрация. Польские плакаты стали оперировать языком модернистского изобразительного искусства, обрели авторскую уникальность. Это в полной мере относится  к замечательным работам профессора Маевского, которые являются несомненно классикой школы Польского плаката..

У Леха Маевского — собственная графическая студия, он преподает в Академии изящных искусств в Варшаве, читает лекции во многих художественных вузах Европы и мира, является президентом Международной бьеннале плаката в Варшаве.

1908294_877758845573597_4239679799720552312_n 1978784_877759232240225_6442460968824626661_n 10003395_877758595573622_109817545401865717_n 10177450_877758808906934_2641182031384831345_n 10255425_877759068906908_3279195114338906501_n 10262044_877758648906950_2294019974466900005_n 10291057_877758678906947_330239014657788336_n 10302639_877758535573628_335068989075385185_n 10330396_877759215573560_4822956011054680264_n 10341745_877758718906943_6543636833759050138_n 10342491_877759108906904_7408491667908075436_n 10259861_877759025573579_637071723064069567_n 10264775_877759182240230_4956108151792318382_n

Екер

ВЕРНЕР ЕКЕР. Мастера швейцарского дизайна

ЕГО НАЗЫВАЮТ МОСТОМ МЕЖДУ ИСТОРИЧЕСКИМ ПРОШЛЫМ СЛАВНОЙ ШВЕЙЦАРСКОЙ ШКОЛЫ – ГЛАВНОЙ ВЕРШИНЫ В ГРАФИЧЕСКОМ ДИЗАЙНЕ ДВАДЦАТОГО ВЕКА – И ВИЗУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРОЙ ВЕКА ДВАДЦАТЬ ПЕРВОГО

Девять лет назад, накануне своего 60-летия, он приезжал в Москву для участия в работе международного жюри биеннале графического дизайна «Золотая пчела». Его коллеги – Данела Хауфе и Детлеф Фидлер – легендарная берлинская группа «Циан», Фил Рисбек из США, Олег Векленко (Украина) и Евгений Добровинский (Россия) единодушно избрали Вернера Екера председателем жюри.

Это была особенная биеннале. 24 августа 2004 года, за неделю до ее открытия, в небе России террористами были взорваны два самолета. 31 августа прогремел взрыв в московском метро. Биеннале открывалась 1 сентября – в день захвата школы в Беслане. Москву и мир наполняли тревожные новости. Один из приглашенных членов жюри, мегазвезда мирового дизайна, испугался тогда этих новостей и буквально в последний момент отказался от визита. Так что остальные члены жюри, приехав в Москву, проявили не только профессиональную солидарность, но и человеческое мужество.

Работа жюри проходила в легкой, творческой, дружеской атмосфере. За один день справились со всеми номинациями. Наметили кандидатов на Гран-при, как обычно, из главной номинации «Плакаты». Наутро председатель жюри начал заседание очень серьезным и неожиданно категорическим тоном. Екер сказал, что всю ночь думал о Гран-при и считает, что он должен быть из номинации «Антитеррор». И предложил серию фотоплакатов Давида Тартаковера. Вопрос с Гран-при был решен.

Вернер Екер запомнился также ворк-шопом в Высшей академической школе графического дизайна – своим чрезвычайно внимательным, вдумчивым отношением к работе каждого участника. Стильно выглядела его выставка в Центре современного искусства «М’АРС». Почти все работы – черно-белые, сдержанные. В них сила сочетается с мягкостью, фотографическая объективность с глубокой лиричностью и философской значительностью.

Вернер Екер – обладатель многих наград международных конкурсов, в том числе биеннале плаката в Варшаве и Лахти, триеннале в Тояме. Персональные выставки его работ проходили в Швейцарии, Франции, Канаде, Италии, Японии. Он член AGI (Alliance Graphique Internationale) – самой престижной международной ассоциации, профессионального дизайнерского суперклуба. О творческом пути выдающегося мастера – эксклюзивная статья Оксаны Ващук из Санкт-Петербурга, постоянного автора журнала

Сергей Серов.


 

ВЕРНЕР ЕКЕР

1985

Швейцарию порой называют островом, окруженным горами, – столь разительно ее ментальное и культурное пространство отличается от духовно-интеллектуального контекста сопредельных государств. И сегодня, в условиях глобального общества, специфичес­кий «изоляционизм» локальной швейцарской цивилизации позволяет ей успешно сохранять и укреплять собственную культурную идентичность. При этом речь вовсе не идет о консервации – в Швейцарии равно высоко ценятся и традиции и инновации.

В середине ХХ века здесь возникла и вскоре стала всемирно признанной швейцарская школа графики, доминировавшая вплоть до 80-х годов и знаменовавшая собой целую эпоху в мировом графическом дизайне. Пришедшая ей на смену эстетика «новой волны», несшая в себе мощный заряд постмодернистского нигилизма, в самой Швейцарии отнюдь не означала забвения основ национальной школы типографики. Модернистские архетипы героического периода интернационального стиля явно проглядываются в работах современных мастеров сквозь ауру новой художественной эпохи.

ВЕРНЕР ЕКЕР ВЕРНЕР ЕКЕР

ВЕРНЕР ЕКЕР

1988

Вернер Екер – патриарх современного швейцарского дизайна. Его работы воплощают в себе «благородную простоту и спокойное величие»… Нет, речь идет не о древнегреческой – о швейцарской классике.

Екер родился на севере Швейцарии, в местечке Мюмлисвиль немецкоязычного кантона Золотурн. Окончив колледж по специальности «Графика», он поступил ассистентом в мастерскую известного бернского художника Хьюго Ветли. В эти годы Екер увлекся русским авангардом, творчеством Адольфа Кассандра и Алексея Бродовича. Заметное влияние на него оказало также искусство Альфреда Кубина. И, разумеется, творчество основоположников швейцарской школы графического дизайна.

С 1965 года Екер живет и работает в Лозанне. Здесь в 1972-м он открыл свое первое дизайн-бюро, работу в котором совмещал с преподаванием в Лозаннском университете искусств и дизайна. С 1974-го по 1986-й Екер возглавлял в этом университете факультет графического дизайна, а его последующая преподавательская деятельность была связана с Высшей школой дизайна в Карлсруэ, Высшей школой декоративных искусств в Париже и Бернским университетом искусств. В 1984 году в партнерстве с двумя промышленными дизайнерами Екер основал студию «Северные мастерские» («Les Ateliers du Nord»), где продолжает работать и в настоящее время.

ВЕРНЕР ЕКЕР ВЕРНЕР ЕКЕР ВЕРНЕР ЕКЕР

Еще в 80-е годы Екер практически полностью отказался от коммерческой рекламы, предпочитая работать с клиентами из сферы культуры и искусства. Особое место среди его заказчиков занимают Швейцарский фонд фотографии, Музыкоград в парижском парке Ла-Виллет, французский Национальный институт наследия, легендарное фотоагентство «Магнум», парижский Национальный фонд современного искусства и Швейцарская синематека.

1999

1999

В Лозанне Екер долгие годы сотрудничает с Театром «Види-Лозанн», Елисейским музеем фотографии, Коллекцией Ар брют, Музеем декоративных искусств. В 1999-м он выступил арт-директором осуществляющегося под эгидой Евросоюза проекта «Культурная столица Европы», которой в том году был объявлен немецкий Веймар. А в 2002-м дизайнер стал автором швейцарского национального павильона для международной выставки «Экспо-2002», прошедшей в окрестностях Лозанны.

Достаточно беглого взгляда на работы Екера, чтобы заметить его тяготение к ахроматической гамме. Почти полное устранение цвета из своих произведений автор объясняет желанием противопоставить их цветному рекламному шуму. В одном из интервью он сказал: «Черный цвет – это серебряный поднос, на котором следует подавать дизайн». По мнению мастера, черный цвет обладает особой упорядочивающей, даже организующей силой, ведь он способен одновременно и объединять и разделять части композиции, и конструировать и деконструировать образ.

serov_eker_23 serov_eker_36

Работы Екера иногда несут в себе аллюзии на образы Рене Магритта или отсылки к японской поэтике вещи в себе, а также воспоминания о кинематографическом дискурсе или видеоарте. Дисциплина формы в сочетании с ясностью, строгостью и рациональностью визуального сообщения, предпочтительное использование фотографических изображений и гротесковых шрифтов выдают в нем дизайнера-интеллектуала, прочнейшими узами связанного с рафинированной традицией швейцарской школы.

 

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Несмотря на то, что Екер – мастер рисунка, он редко прибегает к рисованной графике, поскольку чувствует в ней угрозу прямой иллюстративности и опасность сближения с китчем. Его пристрастие к фотографии обусловлено, по признанию дизайнера, именно этим. Екер не изображает, а тщательно выстраивает архитектуру каждого плаката. Его действия схожи с работой режиссера – постановка света, скрупулезный отбор фактуры, координация цветовых включений и форм, артикуляция пространства листа и внутренней драматургии образа. По мнению Екера, положенная в основу плаката фотография сама должна интерпретировать тему, она должна максимально убедительно рассказывать свою историю.

serov_eker_25 serov_eker_26

 

Порой для усиления звучания той или иной фотографии дизайнер использует горизонтальные или вертикальные линейки черного цвета, жестко армирующие композицию и временами придающие ей сходство с фасадом промышленного здания. Нередко смыслопорождающими становятся как раз те манипуляции, которые с фотографией проделывает дизайнер. В качестве примера можно вспомнить знаменитый плакат «Швейцарская синематека», изображающий Жана-Люка Годара. Сюрреалистические «скачки» будто замятой видеомагнитофоном пленки, фокусирующие внимание зрителя на вопрошающем взгляде режиссера, сгущают, конденсируют смысл плаката всего в нескольких деталях. Таким образом Екер подводит нас к мысли о том, что знаковая природа образа, дополнительно заостренная дизайнером путем привнесения в него некоторой меры абстракции, позволяет добиться ясной коммуникации, близкой к лингвистической.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Другой довольно частый прием Екера – структурирование, подчас даже интонирование листа посредством наборных строк, выразительно артикулирующих темпоритмические особенности произведения. Типографика и изображение у Екера всегда пребывают в синтезе, точнее – в функциональном сопряжении. При этом Екер максимально задействует как изобразительный, так и собственно коммуникативный потенциал типографики.

1993

 

serov_eker_13 serov_eker_31Екер сравнивает свою работу с игрой в шахматы – жесткие правила и ограничения, присущие этой игре, отнюдь не исключают возможность бесконечного множества комбинаций и творческого инсайта. Швейцарская школа графического дизайна основывалась на том убеждении, что абсолютная свобода возможна лишь в условиях абсолютного порядка. Тяготея к закономерному и универсальному, она в то же время культивировала индивидуальное. И Вернер Екер – прямой наследник этой художественной традиции.

Оксана Ващук.

Читать статью о Никлаусе Трокслере — великом швейцарском плакатисте