Архив метки: Швейцарский дизайн

КАК В АПТЕКЕ. ШВЕЙЦАРСКАЯ ШКОЛА ГРАФИКИ 50-70-х

ГЛАВНАЯ ВЕРШИНА МИРОВОГО ГРАФИЧЕСКОГО ДИЗАЙНА ХХ ВЕКА –ШВЕЙЦАРСКАЯ ШКОЛА ГРАФИКИ 50-70-х ГОДОВ. ОНА НАУЧИЛА ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ МИР НЕВИДАННОЙ ДОСЕЛЕ КОНЦЕПТУАЛЬНОЙ ЧЕТКОСТИ, ЛАКОНИЧНОСТИ И КОМПОЗИЦИОННОЙ ТОЧНОСТИ

50-70-е – время триумфального шествия по планете дизайнерского метода и стиля, которые парадоксальным образом были названы «швейцарским интернациональным стилем». Национальным-интернациональным! Для того чтобы национальная школа получила такое признание, она должна иметь черты, важные для профессии в целом. Швейцарский дизайн предъявил послевоенному миру именно такую школу, воплощавшую визуально-коммуникативную парадигму, ставшую синонимом подлинного профессионализма.

Парадигма – особый тип пространства. Дверь в пространство модернизма была приоткрыта футуристами, конструктивисты распахнули ее настежь. Швейцарцы же с помощью модульной сетки, принципов верстки и других инструментов управления визуальностью навели здесь идеальный, безупречный, образцовый порядок.

emil-ruder2 КАК В АПТЕКЕ. Сергей Серов, Оксана Ващук КАК В АПТЕКЕ. ШВЕЙЦАРСКАЯ ШКОЛА ГРАФИКИ 50-70-х                      2 emil-ruder3 КАК В АПТЕКЕ. Сергей Серов, Оксана Ващук КАК В АПТЕКЕ. ШВЕЙЦАРСКАЯ ШКОЛА ГРАФИКИ 50-70-х                      3

Но для нас, увы, швейцарская школа не стала тем, чем оказалась для остального мира, который воспринял её как школу в буквальном смысле слова. И окончил с отличием. В отечественное дизайнерское и массовое сознание стремление к функциональности, ясности и структурности информации не проникло глубоко. И когда швейцарский стиль накрыла «новая волна», поднятая постмодернистским тектоническим сдвигом, мы так и остались страной невыученных уроков. С визуальной культурой, которую не затронула ни энергия собственного авангарда, оказавшего влияние на весь остальной мир, ни строгая дисциплина швейцарской школы.

serov_myuller-brokmann_3 КАК В АПТЕКЕ. Сергей Серов, Оксана Ващук КАК В АПТЕКЕ. ШВЕЙЦАРСКАЯ ШКОЛА ГРАФИКИ 50-70-х serov                               3 serov_myuller-brokmann_33 КАК В АПТЕКЕ. Сергей Серов, Оксана Ващук КАК В АПТЕКЕ. ШВЕЙЦАРСКАЯ ШКОЛА ГРАФИКИ 50-70-х serov                               33 serov_myuller-brokmann_36 КАК В АПТЕКЕ. Сергей Серов, Оксана Ващук КАК В АПТЕКЕ. ШВЕЙЦАРСКАЯ ШКОЛА ГРАФИКИ 50-70-х serov                               36

Конечно, колесо истории качнулось и решительно сместило акценты. На авансцену вышла постмодернистская усложненность смыслов и многослойность пространства с центробежной энергетикой «постгуттенберговской галактики». Но и в ней место для рациональных, выверенных, точных решений всегда найдется. Более того, в нулевые годы, после Дэвида Карсона и разгула 90-х, профессиональный мир испытал нечто вроде ностальгии по швейцарскому минимализму. И будет испытывать ее еще не раз.

Ценность швейцарской школы непреходяща и как внутренняя основа дизайнерского профессионализма. Она может не выходить на поверхность, но в невидимой глубине всегда будет просвечивать ее конструктивный каркас. Модернизм и постмодернизм на самом деле не антиподы, а взаимодополнительные части визуальной культуры и нашей профессии. Так что в движении вперед нам не миновать возвращения к началам профессионализма, которым швейцарская школа графики готова учить всех снова и снова.

Быстрому и широкому распространению швейцарского стиля в первое послевоенное десятилетие в значительной мере способствовала фармацевтика, экспансия швейцарских медицинских препаратов на мировые рынки. Статья Оксаны Ващук, написанная специально для «INTERNI», посвящена фирменному стилю фармацевтической компании «Geigy», воплотившему все главные принципы швейцарской школы графики

Сергей Серов.


serov_shvejcariya_1 КАК В АПТЕКЕ. Сергей Серов, Оксана Ващук КАК В АПТЕКЕ. ШВЕЙЦАРСКАЯ ШКОЛА ГРАФИКИ 50-70-х serov                    1Первое послевоенное десятилетие убедительно демонстрировало новые общемировые тенденции экономического и культурного развития. Международная торговля стимулировала транснациональные корпорации к преодолению межконтинентальных границ и экспансии на рынки десятков стран. Темпы роста информационных потоков превращали мир в глобальное сообщество, где первостепенное значение имела возможность эффективной коммуникации. В этих условиях возникли предпосылки к формированию ясных и универсальных систем корпоративной идентификации – фирменных стилей. Безупречную основу для их проектирования предоставила швейцарская школа графического дизайна, в лоне которой была синтезирована методологическая платформа и особая поэтика интернационального стиля типографики.

serov_shvejcariya_6 КАК В АПТЕКЕ. Сергей Серов, Оксана Ващук КАК В АПТЕКЕ. ШВЕЙЦАРСКАЯ ШКОЛА ГРАФИКИ 50-70-х serov                    6

К его особенностям следует отнести часто используемые гротесковые шрифты и документальную фотографию, строгую композицию на основе модульной сетки, цвет, обусловленный темой, редукцию изобразительных мотивов к простым знаковым образам, асимметричную верстку и, что оказалось особенно важным в ситуации зарождавшейся глобализации, – использование многоязычных форматов в книжном и журнальном дизайне. Ориентация швейцарского стиля на поиск функциональных художественно-коммуникативных решений позволила ему быстро завоевать широкое признание в профессиональной среде, определив развитие мирового графического дизайна на десятилетия вперед. Точность, инструментальность и предметность визуального языка стали константами «хорошего дизайна».

serov_shvejcariya_17 КАК В АПТЕКЕ. Сергей Серов, Оксана Ващук КАК В АПТЕКЕ. ШВЕЙЦАРСКАЯ ШКОЛА ГРАФИКИ 50-70-х serov                    17 serov_shvejcariya_23 КАК В АПТЕКЕ. Сергей Серов, Оксана Ващук КАК В АПТЕКЕ. ШВЕЙЦАРСКАЯ ШКОЛА ГРАФИКИ 50-70-х serov                    23 serov_shvejcariya_29 КАК В АПТЕКЕ. Сергей Серов, Оксана Ващук КАК В АПТЕКЕ. ШВЕЙЦАРСКАЯ ШКОЛА ГРАФИКИ 50-70-х serov                    29

Одной из сфер, где интернациональный стиль оказался наиболее востребован, стала фармацевтическая индустрия. Крупнейшие швейцарские производители химических и медицинских препаратов для создания своего корпоративного стиля обращались к выдающимся мастерам графического дизайна, в числе которых были Йозеф Мюллер-Брокманн, Карл Герстнер, Армин Хофманн, Жерар Ифер, Нелли Рудин, Йорг Хамбургер, Андреас Хис, Штефан Гайсбюхлер, Макс Шмид.

Особое место среди промышленных компаний Швейцарии занимает фирма «J. R. Geigy AG». Основанная в 1758-м, она была старейшей химико-фармацевтической компанией в мире, оставаясь флагманом европейского рынка вплоть до 1970-го года. Достижению «Geigy» передовых позиций в отрасли способствовало внимательное отношение к дизайну упаковки и печатной рекламы своей продукции. Результатом заботы о собственном имидже стало открытие в 1948 году отдела графического дизайна, где вскоре был разработан узнаваемый во всем мире новый фирменный стиль.

serov_shvejcariya_8 КАК В АПТЕКЕ. Сергей Серов, Оксана Ващук КАК В АПТЕКЕ. ШВЕЙЦАРСКАЯ ШКОЛА ГРАФИКИ 50-70-х serov                    8

serov_shvejcariya_41 КАК В АПТЕКЕ. Сергей Серов, Оксана Ващук КАК В АПТЕКЕ. ШВЕЙЦАРСКАЯ ШКОЛА ГРАФИКИ 50-70-х serov                    41 serov_shvejcariya_42 КАК В АПТЕКЕ. Сергей Серов, Оксана Ващук КАК В АПТЕКЕ. ШВЕЙЦАРСКАЯ ШКОЛА ГРАФИКИ 50-70-х serov                    42Однако почва к тому была подготовлена несколько ранее: еще в 1941 году в структуре компании появился департамент рекламы. Его целью было позиционирование «Geigy» на внутреннем рынке и выработка рекламной стратегии, соответствующей духу времени. Организатором и идеологом нового подразделения был Рене Рудин. Именно он впервые сформулировал концептуальную программу развития бренда, выделив в числе его доминант категории «ясность», «ответственность» и «этика». Что касается графической составляющей, то здесь Рудин говорил о приоритетности «объективного подхода» к формированию рекламного сообщения и призывал избегать чрезмерной усложненности образов. Доверие со стороны потребителей, по его мнению, следовало подкреплять имперсональностью и нейтральной информативностью визуальных сообщений. Когнитивный стиль швейцарской школы с его по-медицински стерильной и емкой изобразительной грамматикой предоставлял для этого неограниченные возможности.

serov_shvejcariya_35 КАК В АПТЕКЕ. Сергей Серов, Оксана Ващук КАК В АПТЕКЕ. ШВЕЙЦАРСКАЯ ШКОЛА ГРАФИКИ 50-70-х serov                    35 serov_shvejcariya_36 КАК В АПТЕКЕ. Сергей Серов, Оксана Ващук КАК В АПТЕКЕ. ШВЕЙЦАРСКАЯ ШКОЛА ГРАФИКИ 50-70-х serov                    36

В 1944 году Рудин поставил перед своим департаментом задачу скорейшей выработки для «Geigy» фирменного стиля. Оговаривалось, что в процессе его создания необходимо учитывать не только мнение дизайнеров, но и специалистов в области психологии восприятия, технологов и маркетологов. Большое значение Рудин придавал художественному и техническому качеству исполнения рекламно-информационных материалов, следованию прогрессивным направлениям современного искусства и «анонимности» в подаче материала.

serov_shvejcariya_2 КАК В АПТЕКЕ. Сергей Серов, Оксана Ващук КАК В АПТЕКЕ. ШВЕЙЦАРСКАЯ ШКОЛА ГРАФИКИ 50-70-х serov                    2 serov_shvejcariya_3 КАК В АПТЕКЕ. Сергей Серов, Оксана Ващук КАК В АПТЕКЕ. ШВЕЙЦАРСКАЯ ШКОЛА ГРАФИКИ 50-70-х serov                    3

В 1948 году арт-директором по рекламе был назначен выпускник Базельской художественно-промышленной школы Макс Шмид. В свободных от избыточной иллюстративности работах Шмида получил развитие максимально доступный для восприятия символико-эмблематический графический язык, с помощью которого эффективно рекламировались лекарственные препараты, инсектициды, красители и иная продукция компании.

serov_shvejcariya_11 КАК В АПТЕКЕ. Сергей Серов, Оксана Ващук КАК В АПТЕКЕ. ШВЕЙЦАРСКАЯ ШКОЛА ГРАФИКИ 50-70-х serov                    11

К концу 50-х фирменный стиль «Geigy» полностью сложился. Помимо спроектированного еще в 1939-м году логотипа, его основу составляли шрифт Бертольд Акцидент Гротеск, сменившийся в 60-е гарнитурами Универс и Хельветика, фотографии, плоскостные линеарные композиции на белых, одноцветных или двуцветных фонах. Сдержанность колористических решений обусловливалась стремлением мастеров швейцарской школы противостоять тривиализации цвета в медиакультуре. В индустрии развлечений и рекламном бизнесе цвет в 60-е годы стал фактором, определявшим «микшированный», турбулентный характер зрительного восприятия. Швейцарцы же были убеждены, что типографику, изображения и цвет следует сочетать с большой осторожностью, поскольку расточительное применение формальных элементов, совмещенное с ярким колористическим решением, в значительной степени лишает цвет его особой выразительной силы, мешает ясности и цельности визуального сообщения.

serov_shvejcariya_27 КАК В АПТЕКЕ. Сергей Серов, Оксана Ващук КАК В АПТЕКЕ. ШВЕЙЦАРСКАЯ ШКОЛА ГРАФИКИ 50-70-х serov                    27

 

serov_shvejcariya_13 КАК В АПТЕКЕ. Сергей Серов, Оксана Ващук КАК В АПТЕКЕ. ШВЕЙЦАРСКАЯ ШКОЛА ГРАФИКИ 50-70-х serov                    13 1

О предназначении медицинских препаратов зачастую говорили либо условные изображения частей тела, воздействовавшие на уровне гештальтов, либо мгновенно дешифруемые метафорические композиции. К числу последних относится, например, мотив ядра на цепи, использованный Максом Шмидом в рекламной кампании антидепрессанта «Pertofran». Крупное силуэтное изображение черного цвета, удивительно точно моделирующее состояние депрессии, размещено на белом фоне картонной упаковки и буквально приковывает к себе взгляд. Победу над его акцентированной и, казалось бы, непреодолимой вещественностью, по замыслу дизайнера, одерживает сам пациент – при разрыве упаковки пополам, рвется и символическая цепь. По силе художественного высказывания найденный Шмидом образ приближается к работам Рене Магритта.serov_shvejcariya_5 КАК В АПТЕКЕ. Сергей Серов, Оксана Ващук КАК В АПТЕКЕ. ШВЕЙЦАРСКАЯ ШКОЛА ГРАФИКИ 50-70-х serov                    5

Дизайн полиграфической продукции «Geigy» опирался на баланс объективных и субъективных качеств формы. Яркое подтверждение этому – работы крупного базельского мастера Армина Хофманна, широко известного своими театральными плакатами. В его проектах для «Geigy» символическое значение образов артикулируется до степени, приближающей их к элементам пиктографической коммуникации.

По окончании в 1964 году Базельской школы искусств и ремесел на работу в отдел рекламы компании «Geigy» пришел Штефан Гайсбюхлер. Спроектированные им упаковки, плакаты, брошюры отличались многочастностью, даже мозаичностью образов при сохранении структурной целостности композиции. К его лучшим работам следует отнести упаковку для мази «Butazolidine», выполненную в линеарно-графической манере. В 1967-м дизайнер переехал в Филадельфию, а в 1979-м стал полноправным партнером знаменитой нью-йоркской дизайн-студии Ивана Чермаева и Тома Гайсмара «Chermayeff & Geismar Inc».

serov_shvejcariya_28 КАК В АПТЕКЕ. Сергей Серов, Оксана Ващук КАК В АПТЕКЕ. ШВЕЙЦАРСКАЯ ШКОЛА ГРАФИКИ 50-70-х serov                    28 serov_shvejcariya_30 КАК В АПТЕКЕ. Сергей Серов, Оксана Ващук КАК В АПТЕКЕ. ШВЕЙЦАРСКАЯ ШКОЛА ГРАФИКИ 50-70-х serov                    30

Однако первым представителем «Geigy», приехавшим на работу в США, был Макс Шмид. В 1956 году он возглавил дизайн-бюро американского представительства компании в городке Ардсли, в получасе езды от Манхэттена. В 1958-м его сменил командированный из Базеля Готтфрид Хонеггер. Ему предстояло интегрировать «Geigy Style» в американский контекст, где лидерами в сфере корпоративной айдентики были «Knoll» и «IBM». Золотой век стиля «Geigy» в США пришелся на 60-е годы, когда офис в Ардсли возглавлял Фред Троллер, а в его команде работали Фред Витциг и Рольф Шиллиманн, получившие образование в Базеле.

serov_shvejcariya_10 КАК В АПТЕКЕ. Сергей Серов, Оксана Ващук КАК В АПТЕКЕ. ШВЕЙЦАРСКАЯ ШКОЛА ГРАФИКИ 50-70-х serov                    10

Как и в других зарубежных представительствах компании, швейцарские графики составляли лишь часть дизайнерского штата, остальные сотрудники набирались из местных специалистов. Это отражалось на характере фирменной графики, ориентированной на локальные рынки. Так, дизайн «Geigy» в США обнаруживает не присущие швейцарскому стилю эффекты трехмерности, проявления оп- и поп-арта, большую меру эмоциональности. Тем не менее, можно говорить о том, что созданный в Базеле фирменный стиль фактически стал премьерой молодого интернационального стиля типографики в США.

Не менее интенсивно работа велась в европейских дизайн-бюро компании, например, в Манчестере и Барселоне, где требовалась некоторая адаптация стиля «Geigy» к национальным художественным вкусам.

serov_shvejcariya_22 КАК В АПТЕКЕ. Сергей Серов, Оксана Ващук КАК В АПТЕКЕ. ШВЕЙЦАРСКАЯ ШКОЛА ГРАФИКИ 50-70-х serov                    22

На протяжении 1950-60-х годов для «Geigy» работали многие выдающиеся дизайнеры, оказавшие непосредственное влияние на формирование интернационального стиля типографики. Так, около трех лет с концерном сотрудничала Нелли Рудин, после чего она перешла на работу в цюрихскую студию Йозефа Мюллера-Брокманна. Некоторое время в дизайнерском штате «Geigy» состоял Фридолин Мюллер, покинувший концерн в 1953 году для работы в собственном цюрихском бюро. Много лет фирменную графику для «Geigy» разрабатывал известный базельский мастер Карл Герстнер. Оформленные им в 1958-м году книги «200 лет Geigy» и «Geigy сегодня» стали вехами в развитии швейцарского книжного дизайна. В них подробная информация об истории компании, ее структуре, научных экспериментах и продукции была представлена в соответствии с требованиями функциональной типографики – в фотографиях, диаграммах, таблицах, а также текстовых блоках, размеченных цветными плашками и стрелками.

serov_shvejcariya_14 КАК В АПТЕКЕ. Сергей Серов, Оксана Ващук КАК В АПТЕКЕ. ШВЕЙЦАРСКАЯ ШКОЛА ГРАФИКИ 50-70-х serov                    14

В 50-60-е годы компанией выпускался большой массив фирменной периодики, выходили справочные издания и книги, посвященные проблемам питания, экологии, гигиене, психологии. На различных языках снимались  рекламные фильмы. Все эти годы дизайнерское бюро компании «Geigy» оставалось влиятельным центром развития интернационального стиля типографики, способствуя его международной экспансии.

Швейцарский стиль как нельзя лучше отвечал задачам продвижения фирменной продукции, позволяя добиваться информативных, строгих и минималистичных решений, общезначимых в условиях глобального рынка. Швейцарская школа графики создала надежный, универсальный инструмент для межкультурной коммуникации. Свидетельства тому мы находим в творчестве таких выдающихся мастеров мирового графического дизайна, как Юсаку Камэкура, Массимо Виньелли, Алан Флетчер и многих других.

Оксана Ващук.

Читать статью о Мюллере Брокманне

Вольфганг Вайнгард. Начало конца классической типографики

Именно он первым поднял флаг анархии в графическом дизайне, он явился родоначальником культурного явления, которому чуть позже были даны названия «Швейцарский панк».  С определенными допущениями Вайнгарда можно назвать отцом постмодернизма в графическом дизайне.  Он был первым, кто своей творческой декларацией посягнул на незыблемые каноны рационального, модульного дизайна XX века.

Вольфганг Вайнгард родился в Германии во время Второй мировой войны. Начал свою карьеру в начале шестидесятых годов, в качестве ученика типографского наборщика. Позже решил учиться и поступил в Школу Дизайна в Базеле,  которая к тому времени являлась колыбелью классической швейцарской типографики. После окончания школы, её руководитель  Армин Хофманн, высоко ценивший студенческие

Вольфганг Вайнгард Отпечатанные крючки 1964 Вольфганг Вайнгард. Дизайн новой волны Вольфганг Вайнгард. Начало конца классической типографики                                       wolfgang weingart 1964работы Вайнгарта, предложил ему остаться в университете. Этот факт и явился началом процесса изменения ландшафта европейского графического дизайна.

Крючки при помощи которых создавались композиции (1964) Вольфганг Вайнгард. Дизайн новой волны Вольфганг Вайнгард. Начало конца классической типографики              wolfgang weingart

Крючки при помощи которых создавались композиции (1964)остаться в университете. Этот факт и явился началом процесса изменения ландшафта европейского графического дизайна.

Что же на тот момент (начало 60-хх) представляла собой знаменитая школа Швейцарской типографики? Она сформировались под влиянием немецкого Баухауза в Дессау сразу после Второй мировой Войны и была признана в мире, как школа рационализма и геометризма.

Суть графического языка Базельской  школы состояла в концепции тотального применения модульной сетки, как способа установления логической взаимосвязи текста и иллюстрации в листе, а главным художественным приемом была визуальная объективизация композиционной структуры.

Столпами швейцарского графического дизайна были Армин Хофманн и Эмиль Рудер, преподаватели Базельской школы. Их бескомпромиссно-рационалистическая позиция состояла в том, что типографика должна быть «скромной», минималистичной и служить главной цели – структурированию информации.

К концу 60-хх Базельская школа типографики стала завоевывать мировое признание, её принципы начали доминировать в корпоративной айдентике крупных международных компаний и, по праву стала именоваться «интернациональной». Собственно, с этой традицией и вступил в конфликт Вольфганг Вайнгард, заявив, что, по его мнению,  проблемы, решаемые швейцарской типографической школой слишком упрощены, а инструменты — «слишком гладкие и косметические». Он был настроен весьма скептически относительно современной швейцарской типографики, которая на его взгляд стала синонимом ортодоксальности и застоя.

Любопытно то, что на путь «бунтаря» он встал будучи еще слушателем Базельской школы, которая слыла Альма-матер той самой швейцарской типографики. Работая с металлическим набором, он был обязан помнить множество правил, изложенных в талмудах по искусству верстки: «Казалось, будто все, что было для меня интересным, запрещалось. Но мне хотелось доказать еще и еще раз, что типографика является искусством»  — пишет он в одной из своих статей.

wolfgang-weingart_ступенчетая типографика Вольфганг Вайнгард. Дизайн новой волны Вольфганг Вайнгард. Начало конца классической типографики wolfgang weingart

Пресловутая ступенчатая верстка Вангарта (1971)

Зарекомендовал себя Вайнгард вольнодумцем и экспериментатором, еще учась в мастерской Армина Хофманна. Слушатели должны были выполнить учебное задание – формальную композицию, при помощи чертежных инструментов. Вместо того чтобы чертить линии,  Вайнгард отправляется в печатные мастерские и строит механизм, который позволяет ему создавать композиции. Он берет кусок доски и ввинчивает в нее в определенной последовательности  L-образные крючки, которые разворачивает относительно оси на 45 и 90 градусов, создавая некий ритм. Нанеся на «крючки» краску, вставляет доску в печатный станок и делает оттиск.

Wolfgang Weingart - 1971_композиция Вольфганг Вайнгард. Дизайн новой волны Вольфганг Вайнгард. Начало конца классической типографики Wolfgang Weingart 1971

Вайнгард, 1971 композиция

В этот же период он мастерит механизм, позволяющий печатать элегантные линии изогнутой формы, отдаленно напоминающие сельские холмы. Синтез дизайна, искусства типографики и печатной  технологии представляются ему  как возможность получения бесконечного ряда вариантов решения проектной задачи.  В одном из интервью  Вайнгард признается, что  с раннего возраста был очарован всем механическим. Так в детстве, получив велосипед,  разобрал его на детали, после чего потерял к нему всякий интерес.

Wolfgang Weingart 1968 Вольфганг Вайнгард. Дизайн новой волны Вольфганг Вайнгард. Начало конца классической типографики poster by Wolfgang Weingart 1968

Вайнгард, Постер 1968

Вайнгард пользуется предельно скудной палитрой шрифтов, будучи уверенным, что двух-трех вполне достаточно, чтобы решить все типографические проблемы. Его любимые шрифты – это Akzindenz Grotesk и Univers. Большинство его работ 60-70х годов – это ручной металлический набор, которым он был искренне увлечен. Преодолевая ограничения связанные с использованием металлического набора, Вайнгард обращается к возможностям фотонабора. В 1964 году, в статье для каталога «Druckspiegel», он пишет: «Фотонабор с его техническими возможностями ведет сегодняшнюю типографику к игре без правил». Редакторы издания отказались опубликовать его текст полностью, опасаясь, что они потеряют своих читателей, поборников классических правил в дизайне.

Вольфганг Вайнгарт Вольфганг Вайнгард. Дизайн новой волны Вольфганг Вайнгард. Начало конца классической типографики

Шрифтовые штудии 70-е

В те же годы, в мастерской Эмиля Рудера, в целях изучения пластических возможностей шрифта,  он создает серию шрифтовых композиций с использованием одной единственной буквы «М». Для этого он наклеивает буквы на куб и фотографирует под разными углами. В дальнейшем полученные слайды становятся материалом, из которого создаются эмоционально заряженные, чрезвычайно драматичные черно-белые шрифтовые композиции. Так начинает складываться новый стиль, получивший впоследствии имя «Швейцарский панк».

Typographic Signs_4 Вольфганг Вайнгард. Дизайн новой волны Вольфганг Вайнгард. Начало конца классической типографики Typographic Signs 4 Однако, «Швейцарский панк» мог остаться неким апокрифом на культурном пространстве Европы,  не превратившись во что-то серьезное и важное для дальнейшего развития проектной культуры, если не многочисленные последователи и апологеты. Профессиональная мифология причисляет к ним великого дизайнера современности Дэвида Карсона.  Молодой американский дизайнер  посетил Швейцарию в 1983г. с целью изучения классической типографики,  но попал на мастер-класс Вайнгарда.

Надо отметить, что сам Карсон, став впоследствии культовым персонажем и получив титул «могильщика типографики», отрицал прямое влияние Вайнгарда на свой стиль. Так Сергей Серов, в своей старинной статье в журнале «КАК» пишет,  что при личной встрече с Карсоном, задал ему вопрос, является ли правдой то, что он, Карсон, прошел у Вайнгарда двухнедельный интенсив,  получил возмущённый ответ: «Наоборот, когда я давал в Базеле мастер-класс, Вейнгарт пришёл на него»…

Как обстоит дело с преемственностью, и кто был первым, а кто вторым Wolfgang Weingart - 1970s_2 Вольфганг Вайнгард. Дизайн новой волны Вольфганг Вайнгард. Начало конца классической типографики Wolfgang Weingart 1970s 2– «устаканит» время, которого прошло слишком мало с описываемых событий. Однако, что можно утверждать без оглядки на Карсона, так это то, что дверь в постмодернистское пространство современного графического дизайна была открыта, именно в стенах Базельской школы в конце шестидесятых годов молодым типографом-анархистом Вольфгангом Вайнгардом. Ему удалось перевернуть саму основу  понимания функции современного графического дизайна, а так же наметить пунктиром вектор его развития на последующие полвека.

В  публикации использовались материалы из журнала «КАК» и фрагменты статьи С.И. Серова «На новой волне»

by Wolfgang Weingart - 1974 Вольфганг Вайнгард. Дизайн новой волны Вольфганг Вайнгард. Начало конца классической типографики by Wolfgang Weingart 1974 by Wolfgang Weingart - 1974_3 Вольфганг Вайнгард. Дизайн новой волны Вольфганг Вайнгард. Начало конца классической типографики by Wolfgang Weingart 1974 3 by Wolfgang Weingart - 1974_4 Вольфганг Вайнгард. Дизайн новой волны Вольфганг Вайнгард. Начало конца классической типографики by Wolfgang Weingart 1974 4 by Wolfgang Weingart - 1975 Вольфганг Вайнгард. Дизайн новой волны Вольфганг Вайнгард. Начало конца классической типографики by Wolfgang Weingart 1975 Wolfgang Weingart - 1964 Вольфганг Вайнгард. Дизайн новой волны Вольфганг Вайнгард. Начало конца классической типографики Wolfgang Weingart 1964 Wolfgang Weingart - 1969 Вольфганг Вайнгард. Дизайн новой волны Вольфганг Вайнгард. Начало конца классической типографики Wolfgang Weingart 1969

О Девиде Карсоне можно прочитать ЗДЕСЬ

ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук

Екер

ЕГО НАЗЫВАЮТ МОСТОМ МЕЖДУ ИСТОРИЧЕСКИМ ПРОШЛЫМ СЛАВНОЙ ШВЕЙЦАРСКОЙ ШКОЛЫ – ГЛАВНОЙ ВЕРШИНЫ В ГРАФИЧЕСКОМ ДИЗАЙНЕ ДВАДЦАТОГО ВЕКА – И ВИЗУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРОЙ ВЕКА ДВАДЦАТЬ ПЕРВОГО

Девять лет назад, накануне своего 60-летия, он приезжал в Москву для участия в работе международного жюри биеннале графического дизайна «Золотая пчела». Его коллеги – Данела Хауфе и Детлеф Фидлер – легендарная берлинская группа «Циан», Фил Рисбек из США, Олег Векленко (Украина) и Евгений Добровинский (Россия) единодушно избрали Вернера Екера председателем жюри.

Это была особенная биеннале. 24 августа 2004 года, за неделю до ее открытия, в небе России террористами были взорваны два самолета. 31 августа прогремел взрыв в московском метро. Биеннале открывалась 1 сентября – в день захвата школы в Беслане. Москву и мир наполняли тревожные новости. Один из приглашенных членов жюри, мегазвезда мирового дизайна, испугался тогда этих новостей и буквально в последний момент отказался от визита. Так что остальные члены жюри, приехав в Москву, проявили не только профессиональную солидарность, но и человеческое мужество.

Работа жюри проходила в легкой, творческой, дружеской атмосфере. За один день справились со всеми номинациями. Наметили кандидатов на Гран-при, как обычно, из главной номинации «Плакаты». Наутро председатель жюри начал заседание очень серьезным и неожиданно категорическим тоном. Екер сказал, что всю ночь думал о Гран-при и считает, что он должен быть из номинации «Антитеррор». И предложил серию фотоплакатов Давида Тартаковера. Вопрос с Гран-при был решен.

Вернер Екер запомнился также ворк-шопом в Высшей академической школе графического дизайна – своим чрезвычайно внимательным, вдумчивым отношением к работе каждого участника. Стильно выглядела его выставка в Центре современного искусства «М’АРС». Почти все работы – черно-белые, сдержанные. В них сила сочетается с мягкостью, фотографическая объективность с глубокой лиричностью и философской значительностью.

Вернер Екер – обладатель многих наград международных конкурсов, в том числе биеннале плаката в Варшаве и Лахти, триеннале в Тояме. Персональные выставки его работ проходили в Швейцарии, Франции, Канаде, Италии, Японии. Он член AGI (Alliance Graphique Internationale) – самой престижной международной ассоциации, профессионального дизайнерского суперклуба. О творческом пути выдающегося мастера – эксклюзивная статья Оксаны Ващук из Санкт-Петербурга.

Сергей Серов


ВЕРНЕР ЕКЕР ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук serov EKER 40

1985

Швейцарию порой называют островом, окруженным горами, – столь разительно ее ментальное и культурное пространство отличается от духовно-интеллектуального контекста сопредельных государств. И сегодня, в условиях глобального общества, специфичес­кий «изоляционизм» локальной швейцарской цивилизации позволяет ей успешно сохранять и укреплять собственную культурную идентичность. При этом речь вовсе не идет о консервации – в Швейцарии равно высоко ценятся и традиции и инновации.

В середине ХХ века здесь возникла и вскоре стала всемирно признанной швейцарская школа графики, доминировавшая вплоть до 80-х годов и знаменовавшая собой целую эпоху в мировом графическом дизайне. Пришедшая ей на смену эстетика «новой волны», несшая в себе мощный заряд постмодернистского нигилизма, в самой Швейцарии отнюдь не означала забвения основ национальной школы типографики. Модернистские архетипы героического периода интернационального стиля явно проглядываются в работах современных мастеров сквозь ауру новой художественной эпохи.

ВЕРНЕР ЕКЕР ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук serov EKER 24 ВЕРНЕР ЕКЕР ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук serov EKER 7

ВЕРНЕР ЕКЕР ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук serov EKER 5

1988

Вернер Екер – патриарх современного швейцарского дизайна. Его работы воплощают в себе «благородную простоту и спокойное величие»… Нет, речь идет не о древнегреческой – о швейцарской классике.

Екер родился на севере Швейцарии, в местечке Мюмлисвиль немецкоязычного кантона Золотурн. Окончив колледж по специальности «Графика», он поступил ассистентом в мастерскую известного бернского художника Хьюго Ветли. В эти годы Екер увлекся русским авангардом, творчеством Адольфа Кассандра и Алексея Бродовича. Заметное влияние на него оказало также искусство Альфреда Кубина. И, разумеется, творчество основоположников швейцарской школы графического дизайна.

С 1965 года Екер живет и работает в Лозанне. Здесь в 1972-м он открыл свое первое дизайн-бюро, работу в котором совмещал с преподаванием в Лозаннском университете искусств и дизайна. С 1974-го по 1986-й Екер возглавлял в этом университете факультет графического дизайна, а его последующая преподавательская деятельность была связана с Высшей школой дизайна в Карлсруэ, Высшей школой декоративных искусств в Париже и Бернским университетом искусств. В 1984 году в партнерстве с двумя промышленными дизайнерами Екер основал студию «Северные мастерские» («Les Ateliers du Nord»), где продолжает работать и в настоящее время.

ВЕРНЕР ЕКЕР ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук serov EKER 8 ВЕРНЕР ЕКЕР ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук serov EKER 9 ВЕРНЕР ЕКЕР ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук serov EKER 11

Еще в 80-е годы Екер практически полностью отказался от коммерческой рекламы, предпочитая работать с клиентами из сферы культуры и искусства. Особое место среди его заказчиков занимают Швейцарский фонд фотографии, Музыкоград в парижском парке Ла-Виллет, французский Национальный институт наследия, легендарное фотоагентство «Магнум», парижский Национальный фонд современного искусства и Швейцарская синематека.

1999 ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук serov EKER 35

1999

В Лозанне Екер долгие годы сотрудничает с Театром «Види-Лозанн», Елисейским музеем фотографии, Коллекцией Ар брют, Музеем декоративных искусств. В 1999-м он выступил арт-директором осуществляющегося под эгидой Евросоюза проекта «Культурная столица Европы», которой в том году был объявлен немецкий Веймар. А в 2002-м дизайнер стал автором швейцарского национального павильона для международной выставки «Экспо-2002», прошедшей в окрестностях Лозанны.

Достаточно беглого взгляда на работы Екера, чтобы заметить его тяготение к ахроматической гамме. Почти полное устранение цвета из своих произведений автор объясняет желанием противопоставить их цветному рекламному шуму. В одном из интервью он сказал: «Черный цвет – это серебряный поднос, на котором следует подавать дизайн». По мнению мастера, черный цвет обладает особой упорядочивающей, даже организующей силой, ведь он способен одновременно и объединять и разделять части композиции, и конструировать и деконструировать образ.

serov_eker_23 ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук serov EKER 23 serov_eker_36 ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук serov EKER 36

Работы Екера иногда несут в себе аллюзии на образы Рене Магритта или отсылки к японской поэтике вещи в себе, а также воспоминания о кинематографическом дискурсе или видеоарте. Дисциплина формы в сочетании с ясностью, строгостью и рациональностью визуального сообщения, предпочтительное использование фотографических изображений и гротесковых шрифтов выдают в нем дизайнера-интеллектуала, прочнейшими узами связанного с рафинированной традицией швейцарской школы.

 

OLYMPUS DIGITAL CAMERA ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук serov EKER 16

Несмотря на то, что Екер – мастер рисунка, он редко прибегает к рисованной графике, поскольку чувствует в ней угрозу прямой иллюстративности и опасность сближения с китчем. Его пристрастие к фотографии обусловлено, по признанию дизайнера, именно этим. Екер не изображает, а тщательно выстраивает архитектуру каждого плаката. Его действия схожи с работой режиссера – постановка света, скрупулезный отбор фактуры, координация цветовых включений и форм, артикуляция пространства листа и внутренней драматургии образа. По мнению Екера, положенная в основу плаката фотография сама должна интерпретировать тему, она должна максимально убедительно рассказывать свою историю.

serov_eker_25 ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук serov EKER 25 serov_eker_26 ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук serov EKER 26

 

Порой для усиления звучания той или иной фотографии дизайнер использует горизонтальные или вертикальные линейки черного цвета, жестко армирующие композицию и временами придающие ей сходство с фасадом промышленного здания. Нередко смыслопорождающими становятся как раз те манипуляции, которые с фотографией проделывает дизайнер. В качестве примера можно вспомнить знаменитый плакат «Швейцарская синематека», изображающий Жана-Люка Годара. Сюрреалистические «скачки» будто замятой видеомагнитофоном пленки, фокусирующие внимание зрителя на вопрошающем взгляде режиссера, сгущают, конденсируют смысл плаката всего в нескольких деталях. Таким образом Екер подводит нас к мысли о том, что знаковая природа образа, дополнительно заостренная дизайнером путем привнесения в него некоторой меры абстракции, позволяет добиться ясной коммуникации, близкой к лингвистической.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук serov EKER 21

Другой довольно частый прием Екера – структурирование, подчас даже интонирование листа посредством наборных строк, выразительно артикулирующих темпоритмические особенности произведения. Типографика и изображение у Екера всегда пребывают в синтезе, точнее – в функциональном сопряжении. При этом Екер максимально задействует как изобразительный, так и собственно коммуникативный потенциал типографики.

1993 ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук serov EKER 38

 

serov_eker_13 ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук serov EKER 13 serov_eker_31 ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук ВЕРНЕР ЕКЕР. Сергей Серов, Оксана Ващук serov EKER 31Екер сравнивает свою работу с игрой в шахматы – жесткие правила и ограничения, присущие этой игре, отнюдь не исключают возможность бесконечного множества комбинаций и творческого инсайта. Швейцарская школа графического дизайна основывалась на том убеждении, что абсолютная свобода возможна лишь в условиях абсолютного порядка. Тяготея к закономерному и универсальному, она в то же время культивировала индивидуальное. И Вернер Екер – прямой наследник этой художественной традиции.

Оксана Ващук.

Читать статью о Никлаусе Трокслере — великом швейцарском плакатисте

 

 

 

 

 

 

 

 

ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ. Сергей Серов

НИКЛАУС ТРОКСЛЕР – ОДНО ИЗ САМЫХ ЗВОНКИХ ИМЕН В МИРОВОМ ГРАФИЧЕСКОМ ДИЗАЙНЕ. БОЛЕЕ СОРОКА ЛЕТ ОН ДЕЛАЕТ ПЛАКАТЫ ДЛЯ ДЖАЗОВЫХ КОНЦЕРТОВ, ДЕМОНСТРИРУЯ НЕИСЧЕРПАЕМЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ВИЗУАЛЬНОЙ ВЫРАЗИТЕЛЬНОСТИ


Первые плакаты появились на свет в 1966 году, когда, будучи еще студентом Высшей художественной школы в Люцерне, Никлаус Трокслер начал организовывать джазовые концерты и делать к ним афиши. В 1975 году он учредил в своем родном Виллизау, крошечном городке в самом центре Швейцарии, ежегодный джазовый фестиваль «Jazz in Willisau», ставший заметным международным событием. Разумеется, все плакаты к фестивалю и отдельным номерам его программы делаются самим Трокслером. В результате девять монографий о его творчестве не смогли вместить всех его работ. А в коллекции его профессиональных наград оказались Гран-при и золотые медали всех главных международных дизайнерских турниров. Трижды Трокслер становился лауреатом Московской международной биеннале графического дизайна «Золотая пчела». Дважды был членом жюри нашей биеннале.

troxler ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ. Сергей Серов ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ. Сергей Серов serov TROXLER 1 Alas No Axis def.-4-f ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ. Сергей Серов ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ. Сергей Серов serov TROXLER 7 serov_troxler_6 ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ. Сергей Серов ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ. Сергей Серов serov TROXLER 6 serov_troxler_15 ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ. Сергей Серов ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ. Сергей Серов serov TROXLER 15 serov_troxler_16 ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ. Сергей Серов ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ. Сергей Серов serov TROXLER 16

Конечно, как всякий дизайнер-график, он делает фирменные стили, разрабатывает упаковку, оформляет книги… Тематика его работ не ограничивается джазом, дизайнера интересуют и другие предметы. Но джаз – на первом месте. Более сорока лет, без перерыва, нон-стоп, Трокслер создает один за другим все новые и новые джазовые плакаты. Уникальная творческая биография. Потрясающая цельность натуры.

Но самое удивительное состоит в том, что, сохраняя преданность идее и верность самому себе, Трокслер постоянно меняется, выражая в своих плакатах меняющееся время так, как мало кому это удается. По его бесконечной, растянувшейся на годы и десятилетия серии можно изучать историю современного графического дизайна.

Да, все его джазовые плакаты можно считать единой серией. Я именно так и сделал, когда мне довелось вместе с Загмайстером, Кейто, Фукудой и другими кураторами принять участие в создании альбома «Area.10 Curators, 100 Designers, 10 Design Classics» лондонского издательства «Phaidon». Тогда каждый из кураторов должен был номинировать десять молодых дизайнеров, и, кроме того, назвать одно произведение графического дизайна, которое является для него абсолютной точкой отсчета. Сигео Фукуда выдвинул работу Раймонда Савиньяка, Кен Кейто – Херба Любалина…Я же назвал классикой джазовые плакаты Никлауса Трокслера – как одно серийное произведение, и издательство согласилось с этим.

ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ. Сергей Серов ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ. Сергей Серов serov TROXLER 27 serov_troxler_19 ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ. Сергей Серов ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ. Сергей Серов serov TROXLER 19 serov_troxler_23 ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ. Сергей Серов ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ. Сергей Серов serov TROXLER 23

Каждая новая работа Трокслера свежа и актуальна. Но творческий почерк, рука мастера узнаются с полувзгляда. Он работает с фундаментальной основой визуального языка ХХ века. Он влюблен в простую графику, в эти точки, штрихи, тонкие линии, каллиграфические кляксы, чистые цвета. Всю свою жизнь только это: точка, точка, два крючочка. Четыре с половиной десятилетия визуального исследования возможностей элементарной геометрии, типографики, колористики.

Его изобразительность абсолютно минималистична, она часто балансирует на таинственном краешке узнавания-неузнавания, на тонкой грани, отделяющей фигуративность от абстракции. Он практически не использует фотографии. Композиции его плакатов не стремятся уйти от плоскости.

serov_troxler_42 ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ. Сергей Серов ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ. Сергей Серов serov TROXLER 42

В 2011 году в рамках фестиваля «ЕниJazz» я организовывал выставку «Джазовые плакаты Никлауса Трокслера» в Красноярске. В Большом концертном зале краевой филармонии плакаты положили прямо на пол, прикрыв их тонкими листами прозрачного пластика. Владимир Фаворский ввел в теорию композиции понятие «двигательной поверхности», отличая ее от «зрительной поверхности» изобразительного искусства, стремящегося к созданию иллюзорной перспективы. Танцы, дискотеки, происходившие в зале во время джазового фестиваля, как нельзя лучше подчеркивали тот факт, что плоскость плакатного листа является не изобразительной, а выразительной, двигательной по своей природе. Застывшей музыкой. Впрочем, почему застывшей? Живой!

При этом во всех его плакатах – точные, функциональные решения. Образность, всегда попадающая в цель. Но можно ли говорить о джазе на языке минимализма? Парадоксальным образом Трокслеру это удается. И минимализм его не бывает скучным. Что еще, казалось бы, можно сделать с линией? Однако его виртуозная изобретательность не знает пределов.

Разумеется, в нем живет наследие великой швейцарской школы графики. В ранних работах проявляется еще и остроумная метафоричность польской школы плаката. Но и там в текстовых блоках – швейцарский абзац и флаговый набор, модульная сетка и четкое ранжирование информации.

22984 F4 troxler kako-jazz.indd ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ. Сергей Серов ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ. Сергей Серов serov TROXLER 44 serov_troxler_38 ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ. Сергей Серов ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ. Сергей Серов serov TROXLER 38

Однако строгие рамки швейцарской школы чем дальше, тем больше выступают в плакатах Трокслера лишь в качестве внутренней скрепы, «группы поддержки», своего рода кордебалета. А на авансцене, в главных ролях – непредсказуемость импровизации и сочная, экспрессивная фактура, дающая почти тактильное ощущение самоценного времени и радости жизни.

Многослойная фактура и постмодернистская артикуляция фона – качества, казалось бы, противоположные дизайнерским канонам – со временем органично вошли в его работы. «Как это возможно?» – спрашивал я Трокслера о сплаве модернизма и постмодернизма в его плакатах. «Не знаю, – отвечал маэстро. – Я опираюсь больше на интуицию и спонтанность, чем на логику».

В основе его пластических решений с самого начала часто лежала игра фигуры и фона, формы и контрформы. Из пустоты белого фона возникают силуэты музыкантов, складываются буквы… Может быть, поэтому постмодернистские визуальные игры и многоакцентные ковровые композиции сразу оказались ему близки и понятны.

serov_troxler_34 ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ. Сергей Серов ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ. Сергей Серов serov TROXLER 34 Joe McPhee.vekt ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ. Сергей Серов ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ. Сергей Серов serov TROXLER 43 wadada1.vhw-g.umgekehrt.klein ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ. Сергей Серов ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ. Сергей Серов serov TROXLER 33

На примере плакатов Трокслера хорошо видно, как меняется в наше время взаимосвязь «картинки» и текста. Прежде они или взаимодействовали на равных, или одно доминировало над другим, но в любом случае в отношениях не было никакой неопределенности, их можно было назвать партнерскими. Сегодня отношения становятся такими сложными, зыбкими, неоднозначными, что сразу и не разберешь, где «картинка», где текст. Теперь это своего рода сплав, бурный поток. И нередко – извергающий огонь. «Огнедышащая лава любви». Любви к профессии, к жизни, к музыке.

Трудно требовать от типографики в таком случае эргономической удобочитаемости. Но Трокслера легко примиряет с этой проблемой музыкальный опыт. «Иногда плакат может быть нечитаемым, но все равно

ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ. Сергей Серов ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ. Сергей Серов serov TROXLER 2оставаться интересным», – говорит он и ссылается на существование в музыке кластерных аккордов, дающих сплошное заполнение акустического пространства многозвучием. «Я развиваюсь вместе с музыкой», – говорит Трокслер.

Однажды я спросил его, что для него видится самым главным в дизайне. Знаете, что ответил один из столпов современного швейцарского плаката? «Сердце!» – сказал он. И добавил: «Я делаю только то, что подсказывает мне мое сердце. И никогда не беру заказ, если он мне не по душе». Швейцарская точность? Знаем – часы. Швейцарская надежность? Правильно – банк. Но вот швейцарская сердечность? Что-то не приходилось раньше такое слышать. Однако что представляют собой плакаты Трокслера, если не самые настоящие кардиограммы? Его ломаные, гибкие, пульсирующие линии вспыхивают открытым цветом и ослепительным светом, излучая энергию и чистоту. Откуда эта легкость, яркость, артистизм, наконец, эта абсолютная органичность? Ясное дело, от чистого сердца.

 Сергей Серов. Первая публикация – Interni

v_2015_-231 ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ. Сергей Серов ВЕСЬ ЭТОТ ДЖАЗ. Сергей Серов V 2015  231

Статья о Мюллере Брокмане

МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук

Мюллер-Брокман

Я познакомился с ним в 1994-м. Это было в Бельгии, так получилось, что мы провели вместе целый день, гуляя по осеннему Брюгге. Мюллер-Брокманн много расспрашивал о России, с энтузиазмом принял приглашение приехать в жюри следующей биеннале «Золотая пчела» – осенью 96-го. Потом мы переписывались, он ждал этого визита, готовился. Но тому не суждено было сбыться: 30 августа 1996-го Йозеф Мюллер-Брокманн скоропостижно скончался.

А тогда, во время нашей первой и единственной встречи, я рассказал ему, как в 60-е годы он стал заочным учителем и кумиром для наших молодых графиков. И спросил: кто на него самого оказал наибольшее влияние при профессиональном становлении? Патриарх швейцарской школы ответил, что считает своими главными учителями в дизайне Александра Родченко и Эль Лисицкого. «Я всегда ими восхищался, всегда у них учился!» – сказал он.

Круг замкнулся. В своей собственной стране авангард был задушен и вытравлен из памяти. И в годы «оттепели» мы стали вновь учиться дизайну – у западных дизайнеров, которые, в свою очередь, учились у наших забытых предшественников. Авангард возвращался на родину в обратном переводе. Молодые дизайнеры круга Максима Жукова, Аркадия Троянкера и Михаила Аникста азартно пересказывали тогда друг другу книгу Йозефа Мюллера-Брокманна «The Graphic Designer and his Design Problems», чудом попавшую к ним из-за железного занавеса. Западные журналы, в одном на всю страну экземпляре поступавшие в научную библиотеку Всесоюзного НИИ технической эстетики, сканировались взорами энтузиастов дизайна с тщательностью, недоступной сегодня самым современным сканерам…

Но, повторюсь, швейцарская школа не смогла пропитать рациональными основами дизайнерского профессионализма наш графический дизайн и массовую визуальную культуру, которую не затронула ни энергия собственного авангарда, оказавшего влияние на весь остальной мир, ни строгая дисциплина швейцарской школы. Поэтому, несмотря на изменившийся визуальный ландшафт современности, нам по-прежнему необходимы уроки таких великих учителей, как Йозеф Мюллер-Брокманн. О его творческом пути – статья санкт-петербургского искусствоведа Оксаны Ващук, написанная специально для «INTERNI»

(Сергей Серов).


Шестидесятилетнюю творческую деятельность Йозефа Мюллер-Брокманна можно представить как грандиозное эпическое полотно, отражающее хронику развития интернационального швейцарского стиля графического дизайна от утверждения концепции «новой типографики» до радикальных постмодернистских экспериментов «новой волны». На протяжении десятилетий Мюллер-Брокманн оставался знаменосцем швейцарской школы графического дизайна, ее виднейшим теоретиком и практиком.

Мюллер Брокман МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук serov                               1 serov_myuller-brokmann_2 МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук serov                               2 serov_myuller-brokmann_3 МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук serov                               3 serov_myuller-brokmann_4 МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук serov                               4Его профессиональная деятельность началась в 1936 году, когда после обучения в Высшей художественно-промышленной школе в Цюрихе Мюллер-Брокманн начал независимую карьеру фрилансера. Он выполнял заказы для Министерства туризма Швейцарии и Швейцарских железных дорог, для театров, концертных и выставочных залов, работал в области эксподизайна и рекламы. Среди его заказчиков были такие компании, как «Geigy», «Nestlе», «Rosenthal», «IBM», «Olivetti».

В 1950-е годы ясно обозначилось лидерство Йозефа Мюллер-Брокманна как ведущего представителя швейцарской школы графического дизайна. Мастер вел активную педагогическую деятельность, возглавляя факультет графического дизайна в своей alma mater. В 1960-е он работал приглашенным профессором Университета Осаки и Высшей школы формообразования в Ульме. В 1958 году  стал учредителем и редактором цюрихского журнала «Neue Grafik», способствовавшего распространению принципов швейцарской школы во всем мире. Перу Мюллер-Брокманна принадлежит ряд фундаментальных исследований по методологическим проблемам визуальной коммуникации.

Мюллер Брокман МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук serov                               31 serov_myuller-brokmann_33 МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук serov                               33 serov_myuller-brokmann_34 МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук serov                               34

Одной из самых ярких страниц в творческой биографии Мюллер-Брокманна стало создание плакатов, посвященных музыкальным программам Концертного зала Цюриха (Zurich Tonhalle). Жанр концертной афиши давал дизайнеру возможность для поисков и воплощения гармонии музыкального и графического, акустического и зрительного начал. Сотрудничество Мюллер-Брокманна с Тонхалле продолжалось больше двадцати лет, с 1950 по 1972 год. За это время было создано множество работ, вошедших в золотой фонд мирового графического дизайна.

Буквально с самого начала афиши Мюллера-Брокманна для Тонхалле стали завоевывать десятки национальных и международных наград. В 1951 году его плакаты с успехом экспонировались на выставке «Современный швейцарский плакат» в МОМА, нью-йоркском Музее современного искусства. Выполненные более полувека назад, они по сей день не утратили своей привлекательности и эстетической актуальности, став своего рода «чек-пойнтом» модернистского графического дизайна.

serov_myuller-brokmann_27 МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук serov                               27 serov_myuller-brokmann_28 МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук serov                               28 serov_myuller-brokmann_41 МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук serov                               41

В своих афишах Мюллеру-Брокманну не просто удалось избежать рутинности и шаблонности работ предшественников – по сути, он осуществил модернизацию самого жанра концертного плаката в духе новой музыкальной культуры современности.

Лейбниц считал, сочинение музыки сродни управлению числами, их объединяет абстрактность мышления. Перекладывая музыкальные ритмы и гармонии на язык графического дизайна, Мюллер-Брокманн обратился к инструментарию абстрактного искусства. Его интересовали связи кубизма с музыкой Баха, Кандинского – с творчеством Шёнберга, Мондриана – с джазом. Особое значение для дизайнера имела живопись Леже и Матисса, в которой он находил идеи визуального воплощения многих тем и созвучий, ритмических структур и аккордовой фактуры музыкальных произведений. И все же наиболее плодотворным для него оказался художественный метод конструктивизма и конкретного искусства.

serov_myuller-brokmann_10 МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук serov                               10

Плакат «Бетховен» для цюрихского «Тонхалле». 1955. Круговой ритм концентрических окружностей, в построении которых дизайнер использовал математические пропорции ряда фибоначчи, словно анимирует аккордовую фактуру музыки Бетховена и наглядно передает мощь ее звучания, демонстрируя эффект визуальной акустики геометрических формва.

В середине 1950-х годов в Европе возник особый интерес к современным музыкальным направлениям. Мюллер-Брокманн был хорошо осведомлен обо всех музыкальных новациях, поскольку вместе со своей женой – профессиональной скрипачкой – регулярно посещал вечера атональной музыки в Цюрихе. Благодаря живому интересу к музыкальной жизни Мюллер-Брокманн был прекрасно знаком с творчеством таких композиторов, как Арнольд Шенберг, Пьер Булез, Маурисио Кагель, Карл Штокхаузен, Эдгар Варез, Джон Кейдж. В 1950-е годы их эксперименты привели к появлению новых направлений в музыкальной культуре современности – конкретной музыки, алеаторики и музыкального минимализма, утверждавших на просто новую музыку – новое слышание.

 

Подобно тому, как современные композиторы выработали новую систему нотации, заместив традиционную повествовательность повторяющимися темпоритмическими конструктами, Мюллер-Брокманн создал оригинальную поэтику графической формы, вобравшую в себя такие сугубо музыкальные понятия, как ритм, темп, гамма, интервалы, цикличность, репетативность, алеаторика. Для создания визуального образа Мюллер-Брокманн использует каскады серповидных форм, круговороты дуг, модуляции волнообразных линий. Пульсирующие образно-шрифтовые композиции оказывались удивительно созвучными музыкальному настроению концертов, которым они были посвящены.

serov_myuller-brokmann_18 МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук serov                               18 serov_myuller-brokmann_16 МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук serov                               16 serov_myuller-brokmann_26 МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук serov                               26

В плакатах Мюллера-Брокманна мы встречаем композиционную режиссуру, при которой подчеркнутая двухмерность построения неожиданно оборачивается трехмерным восприятием графического материала. Таковы, в частности, афиши для ежегодного фестиваля современной музыки «Musica Viva» в Цюрихе.

Первая работа для этого фестиваля была создана в 1957 году. Творчество мастера в это время постепенно эволюционировало в сторону строгой геометрии, в его плакатах начали доминировать простейшие фигуры – квадраты, прямоугольники, круги и их производные. При этом на афишах размещалась и подробная информация о программе фестиваля, указывались имена исполнителей, дирижеров, место и время проведения концертов, цена билетов. Геометрические композиции и текстовые блоки полностью подчинены принципам осевого структурирования листа. Сочетание контрастных по цвету линеек, плашек, геометрических форм и шрифтовых знаков подобны графическим аккордам или контрапунктам. Главенствующим элементом выразительности здесь выступает ритм, соотношение графики и «воздуха» (в музыке такую дихотомию составляют звук и тишина).

В 1960-е годы в плакатах Мюллер-Брокманна начинают преобладать шрифтовые композиции. Сформированные по принципу перекрестья, кроссворда, ступенчатых линеек или просто в виде нескольких столбцов, они представляют собой характерные образцы функциональной типографики, восходящей к авангардным работам Эль Лисицкого. В эти годы Мюллер-Брокманн продолжал работать для фестиваля «Musica Viva», а также сотрудничал с Оперным театром Цюриха. Афиши, созданные им в 60-е годы, наглядно демонстрировали принципы верстки на основе модульных сеток. Асимметричные шрифтовые композиции, размещенные на геометрических цветовых полях, формировали отчетливую тектоничность визуального высказывания. Строгий и ясный стиль этих лет стал настоящей кульминацией математического начала в творчестве дизайнера.

serov_myuller-brokmann_24 МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук serov                               24 serov_myuller-brokmann_25 МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук serov                               25 serov_myuller-brokmann_40 МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук МЮЛЛЕР-БРОКМАНН. Сергей Серов, Оксана Ващук serov                               40

В 1961 году была опубликована книга Мюллера-Брокманна «Задачи художника-графика в сфере дизайн-конструирования», которая впервые детально представила модульную систему во всем ее многообразии. На примерах из собственной практики Мюллер-Брокманн показал широкие возможности дизайнера при работе с модульными сетками различной сложности.

Идея публикации этой книги возникла у Мюллер-Брокманна в период преподавания в школе искусств и ремесел Цюриха. Позже он вспоминал: «Я хотел направить молодых людей в сторону большей точности мышления». Сфокусированный на основных закономерностях формообразования в дизайне, курс Мюллер-Брокманна отчасти напоминал программу Йозефа Альберса в Баухаузе. Серьезное влияние на него оказала и пропедевтика Йоханнеса Иттена, главной целью которой было научить студентов сочетать субъективные и объективные качества формы, использовать методы анализа и синтеза.

Классическим пособием по модернистскому дизайну стала и монография «Модульные системы в графическом дизайне», утверждавшая, что использование модульной сетки свидетельствует о профессионализме дизайнера, ведь его работа «должна обладать ясным, объективным, функциональным и эстетическим качеством математического мышления». Своеобразным апофеозом модульной сетки являются такие слова мастера: «Использование модульной системы означает:

— желание систематизировать, прояснять;

— стремление проникнуть в суть, сосредоточиться;

— желание культивировать объективность вместо субъективности;

— намерение рационализировать творческий процесс и процесс создания произведения;

— желание интегрировать цвет, форму и материал;

— желание достичь архитектурного господства над поверхностью и пространством;

— желание занять позитивную, дальновидную позицию;

— осознание важности воспитательного воздействия, оказываемого произведением, созданным в конструктивном и созидательном духе».

Показательно высказывание Мюллера-Брокманна о том, что создание коммуникативного дизайна – это, прежде всего, социокультурная задача. То, каким образом она решается, зависит от этической позиции дизайнера: «Чувствует ли он ответственность перед обществом? Желает ли он обеспечить достоверность информации или же готов фальсифицировать ее?». Устанавливая приоритет информационной ясности над свободными проявлениями творческой экспрессии, Мюллер-Брокманн считал объективный метод высшей точкой развития графического дизайна.

Творческая личность истинно эпического масштаба, Йозеф Мюллер-Брокманн остался в истории графического дизайна ХХ века как великий художник, как уникальный мастер, подошедший к формальному кодексу модернистского дизайна не только на предметном, интеллектуальном уровне, но и на уровне духовного озарения

(Оксана Ващук).

4-х часовой интенсив в Минске по теме «Журнальный дизайн», Спасибо дизайн-школе «Руки» за теплый приём и блестящую организацию мероприятия. На обратном пути из Европы сделаем остановку на подольше, и проведем двухдневный мастер-класс по теме «Модульный дизайн и работа с сеткой» из моей программы «Школа арт-директора». Спасибо всем участникам интенсива за вовлеченность и позитивные эманации.

Руки и Ромашин Дизайн ШКОЛА ЖУРНАЛЬНОГО ДИЗАЙНА В МИНСКЕ ШКОЛА ЖУРНАЛЬНОГО ДИЗАЙНА В МИНСКЕ

Школа Ромашин Дизайн в Минске ШКОЛА ЖУРНАЛЬНОГО ДИЗАЙНА В МИНСКЕ ШКОЛА ЖУРНАЛЬНОГО ДИЗАЙНА В МИНСКЕ DSC6129

Школа Ромашин Дизайн в Минске

Школа Ромашин Дизайн в Минске ШКОЛА ЖУРНАЛЬНОГО ДИЗАЙНА В МИНСКЕ ШКОЛА ЖУРНАЛЬНОГО ДИЗАЙНА В МИНСКЕ DSC6159

Школа Ромашин Дизайн в Минске

Школа Ромашин Дизайн в Минске ШКОЛА ЖУРНАЛЬНОГО ДИЗАЙНА В МИНСКЕ ШКОЛА ЖУРНАЛЬНОГО ДИЗАЙНА В МИНСКЕ DSC6172

Школа Ромашин Дизайн в Минске

Фейковые плакаты музыкальных групп 90-хх в стилистике послевоенного швейцарского минимализма 60-хх.

Набрел на милую коллекцию плакаов. Автор не известен (может не тщательно искал). Фейковые плакаты музыкальных групп 90-хх в стилистике послевоенного швейцарского минимализма 60-хх. Те кто знаком и с первым и со вторым — оценит))). Лично мне подняло настроение.

 

Фейки и интерполяции Фейковые плакаты музыкальных групп 90-хх в стилистике послевоенного швейцарского минимализма 60-хх. Фейковые плакаты музыкальных групп 90-хх в стилистике послевоенного швейцарского минимализма 60-хх.            1 Фейки_2 Фейковые плакаты музыкальных групп 90-хх в стилистике послевоенного швейцарского минимализма 60-хх. Фейковые плакаты музыкальных групп 90-хх в стилистике послевоенного швейцарского минимализма 60-хх.            2 Фейки_3 Фейковые плакаты музыкальных групп 90-хх в стилистике послевоенного швейцарского минимализма 60-хх. Фейковые плакаты музыкальных групп 90-хх в стилистике послевоенного швейцарского минимализма 60-хх.            3 Фейки_4 Фейковые плакаты музыкальных групп 90-хх в стилистике послевоенного швейцарского минимализма 60-хх. Фейковые плакаты музыкальных групп 90-хх в стилистике послевоенного швейцарского минимализма 60-хх.            4 Фейки_5 Фейковые плакаты музыкальных групп 90-хх в стилистике послевоенного швейцарского минимализма 60-хх. Фейковые плакаты музыкальных групп 90-хх в стилистике послевоенного швейцарского минимализма 60-хх.            5 Фейки_6 Фейковые плакаты музыкальных групп 90-хх в стилистике послевоенного швейцарского минимализма 60-хх. Фейковые плакаты музыкальных групп 90-хх в стилистике послевоенного швейцарского минимализма 60-хх.            6

RIP РОЛЬФ МЮЛЛЕР

Почти 15 лет — с середины 80-х до конца 90-х — он был главным редактором немецкого дизайнерского журнала HQ (High Quality). Это название — как лозунг — применимо и к его собственному графическому творчеству. Он учился в Ульме — в легендарной Ульмской высшей школе дизайна и в Цюрихе, в классе великого Йозефа Мюллер-Брокманна, лидера швейцарской школы графики. Потом всю жизнь его называли «большим швейцарцем, чем сами швейцарцы» — за верность идеалам радикального функционализма, минимализма, сугубой системности, прецизионную точность и строгость графического стиля. В 1960-е годы Рольф Мюллер работал в студии легендарного Отла Айхера и был его главным соавтором в разработке фирменного стиля Мюнхенской Олимпиады 1972 года, ставшей дизайнерским каноном и культурным образцом этого жанра на все времена. В 1976 году Рольф Мюллер был принят в мировой дизайнерский супер-клуб AGI — Alliance Graphique Internationale, и в 1992-94 годах был его президентом. Он приезжал в Москву зимой, кажется, 1994 или 1995-го, тогда мы и познакомились. Во всяком случае, в 1995-м в его журнале вышла моя большая статья «Red, Black, White… Russian Graphics in the 90’s». Хотел было сейчас найти этот номер — не смог. Как выглядит сам Рольф Мюллер, можно посмотреть на видео — https://vimeo.com/88977950. В декабре 2015-го ему исполнилось бы 75. Но — увы, он скончался на прошлой неделе, в среду 18 февраля. Вечная ему память!

С.И. Серов

Arbeiten von Rolf Müller RIP РОЛЬФ МЮЛЛЕР RIP РОЛЬФ МЮЛЛЕР Rolf M  ller 1 Rolf_Müller_3 RIP РОЛЬФ МЮЛЛЕР RIP РОЛЬФ МЮЛЛЕР Rolf M  ller 3 Rolf_Müller_4 RIP РОЛЬФ МЮЛЛЕР RIP РОЛЬФ МЮЛЛЕР Rolf M  ller 4 Rolf_Müller_5 RIP РОЛЬФ МЮЛЛЕР RIP РОЛЬФ МЮЛЛЕР Rolf M  ller 5 Rolf_Müller_7 RIP РОЛЬФ МЮЛЛЕР RIP РОЛЬФ МЮЛЛЕР Rolf M  ller 7 Rolf_Müller_8 RIP РОЛЬФ МЮЛЛЕР RIP РОЛЬФ МЮЛЛЕР Rolf M  ller 8 Druck RIP РОЛЬФ МЮЛЛЕР RIP РОЛЬФ МЮЛЛЕР Rolf M  ller 9 Rolf_Müller_10 RIP РОЛЬФ МЮЛЛЕР RIP РОЛЬФ МЮЛЛЕР Rolf M  ller 10 Rolf_Müller_11 RIP РОЛЬФ МЮЛЛЕР RIP РОЛЬФ МЮЛЛЕР Rolf M  ller 11 Rolf_Müller_12 RIP РОЛЬФ МЮЛЛЕР RIP РОЛЬФ МЮЛЛЕР Rolf M  ller 12

К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА

В моем блоге и на моем сайте, как эпиграф воспроизведена  известная цитата великого американского дизайнера Пола Ренда  о дизайне, как о наиболее захватывающем виде соперничества, однако я ни полусловом ни обмолвился о нем самом. А, между тем, в августе 2014 года  Полу Ренду исполнилось 100 лет (август 15, 1914 – ноябрь 26, 1996), и это было событием, для всякого дизайнера-графика.

Для тех, кто имя Ренда слышит в первый раз, скажу, что он вписал себя в историю мировой айдентики  Футурой самого жирного начертания, и 120-м кеглем, в первую очередь благодаря дизайну логотипов таких компаний, как:  IBM, UPS, Morningstar, Inc, Westinghouse, ABC, и NeXT (Стива Джобса). Он был одним из первым американским дизайнером, начавшим использовать  принципы и идеи «швейцарской школы» графического дизайна, и в определенном смысле, совершивший локальную культурную революцию в американской коммерческой графике.

Могила Ренда К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА

Могила Ренда. Памятник настоящему модернисту

Возьму на себя смелость утверждать, что швейцарская  школа, несомненно самая передовая на тот момент (50-60-е гг.), но остававшаяся явлением  локальным, очерченным границами Швейцарской конфедерации , благодаря Полу Ренду а также американской экономической экспансии, стала явлением мирового масштаба, вненациональным символом и мерилом качественного, высокопрофессионального дизайна. Сказать проще – Ренд взял то, что в Швейцарии производилось «малой серией» для внутреннего потребления, пропустил это через собственную индивидуальность  и запустив на конвейер,  растиражировал в количестве, достаточном, чтобы «швейцарский послевоенный модернизм» стал  мировым трендом.

Помимо корпоративной идентичности, Ренд  много занимался плакатом, дизайном журнальных обложек, коммерческой графикой, упаковкой и всем, что приносили в его студию агенты в виде заказов.

Ласло Мохой-Надь, крупнейшая фигура мирового авангарда первой половины XX века, создатель школы дизайна в Чикаго, писал о Ренде:

«Среди американцев, Пол Рэнд является одним из лучших и наиболее способным . Он является художником, преподавателем, дизайнер и рекламным художником, который черпает свое творчество и знания из ресурсов своей страны. Он идеалист и реалист, использующий язык поэта и делового человека одновременно. Он способен анализировать проблемы с точки зрения необходимости и функции, но, при этом,  его фантазия безгранична».

Цитаты из книги Пола Рэнда «Дизайн: форма и хаос»

ХАОС, РЕННД К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА«Дизайн — это больше, чем просто упорядочивание и компоновка визуального материала. Дизайн — это привнесение ценностей и смыслов, просвещение, упрощение, разъяснение, преобразование, облагораживание, преувеличение, убеждение и, возможно, даже развлечение. Дизайн превращает прозу в поэзию. Дизайн расширяет наше восприятие, умножает наш опыт и обостряет наше «зрение». Дизайн есть плод чувства и разума, продукт идеи, возникшей в голове дизайнера, которая (как надеется дизайнер) передастся зрителю и сработает в его сознании. Дизайн, как мы увидим, также является инструментом для создания заблуждений. Дизайн лживый зачастую более убедителен и эффективен, нежели дизайн правдивый. Среди его многочисленных личин — соблазн и искушение».

«Должен ли логотип быть ясным, не требующим разъяснений ? Только через соединение
с продуктом, услугой, бизнесом или корпорацией логотип получает какое бы
то ни было реальное значение. Его значение и полезность проистекает
из свойств того, что он символизирует. Если компания второразрядная,
то и логотип, в конечном итоге, будет восприниматься как второразрядный».

«Безрассудно верить, что логотип заработает сразу, ещё до того, как публика
будет подготовлена надлежащим образом. Логотип начнёт работать как задумано
только после близкого знакомства с ним публики; и станет полностью
выразительным (репрезентативным) только когда продукт или услуга будут
признаны эффективными или не эффективными, подходящими или
не подходящими».

«Логотипы могут также разрабатываться с целью обмана (жульничества);
обман этот может принимать многие формы – от имитации некоторых характерных
особенностей, до прямого копирования. Это особенно заметно, когда чётко
определённые черты логотипа бизнеса Х включаются в логотип бизнеса Y».

«Дизайн — двуликий монстр. Один из наиболее благодатных символов, свастика,
утеряла своё место в пантеоне цивилизации когда её связали со злом, но её
изначальное качество остаётся неоспоримым. Это объясняет прочность (цепкость) хорошего дизайна».

Главная обязанность логотипа – идентифицировать, а это предполагает простоту.
Дизайн, который сложен, дизайн перегруженный деталями и невразумительный,
таит в себе механизм собственного разрушения.

«Ни какое количество буквальных иллюстраций не сделает того, что сделает
воображение большинства людей. Это иллюстрирование  только
затруднит идентификацию и сделает “сообщение” , передаваемое логотипом –
более смутным. Логотип в первую очередь говорит кто, а не что, и в этом его
функция».

«Эффективность логотипа зависит от отчётливости, различимости,
приспособляемости, запоминаемости, универсальности и “вневременности”.
Большинство из нас верит, что сущность логотипа зависит о вида
подразумеваемого бизнеса или услуги. Кто зрители?
Как осуществляется маркетинг? Что является носителем?
Вот некоторые из обсуждаемых вопросов. Животные символы могут подойти для
одной категории, и они же, в то же время, подвергаются анафеме в другом
случае».

Логотип для американской компьютерной компании NeXT К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА                                                                                          NeXT 09d464fa1047c2d249c0317ba198d733 К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА 09d464fa1047c2d249c0317ba198d733 a58447a24c0c5897ad2bc593bc1447ea К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА a58447a24c0c5897ad2bc593bc1447eapaul_00 К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА paul 00 Books, 1956 К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА Books 1956paul_07 К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА paul 07paul_11 К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА paul 11 cfe8d5431c9fdbec564c365419d60776 К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА cfe8d5431c9fdbec564c365419d60776 fb30da405cff210c38d07f23905beeb9 К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА fb30da405cff210c38d07f23905beeb9 Paul Rand 1957 К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА Paul Rand 1957 PAUL RAND, American Modernist (1914-1996) К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА PAUL RAND American Modernist 1914 1996 Пол Ренд_айдентика_США К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА logotip1 Пол Ренд_айдентика_США К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА logotip2

Пол Ренд дизайн США К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА 901989 607808582588094 1666246 o 1012044_649383895097229_42597261_n К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА 1012044 649383895097229 42597261 n 1403471_629714007064218_2055948210_o К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА 1403471 629714007064218 2055948210 o 1524165_629829970385955_1737709231_o К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА К ЮБИЛЕЮ ПОЛА РЕНДА 1524165 629829970385955 1737709231 o